Батут работает: что означает для России запуск корабля SpaceX

Андрей Васильев 5.06.2020 21:13 | Наука и техника 63

30 мая SpaceX Илона Маска отправила корабль Crew Dragon с астронавтами Бобом Бенкеном и Дагом Херли к МКС. Это первый в истории пилотируемый космический запуск, который смогла произвести частная компания, и первый за 9 лет пилотируемый полет для США. В 2011 году, когда закрылась программа Space Shuttle, «Роскосмос» получил монополию на доставку астронавтов NASA. С тех пор американцев подвозили российские «Союзы». Теперь основатель SpaceX строит планы о полетах вокруг Луны и высадке на Марс и шутит над Рогозиным. Андрей Васильев — о том, как один частник смог сделать то, во что никто, кроме него, не верил.

В 2011 году NASА в последний раз отправило в космос корабль Space Shuttle. Пуски американских челноков сочли слишком дорогими и небезопасными, поэтому на некоторое время было решено стиснуть зубы и начать сотрудничать с Россией. Получив власть над американскими партнерами, «Роскосмос» начал активно зарабатывать. Каждый год отчисления за поездки в космос составляли около 400 млн долларов, поэтому поступления только от космического извоза на счета «Роскосмоса» за 9 лет составили 3,6 млрд долларов.

Не стоит забывать, что «Роскосмос» — это госкорпорация, для которой на каждый год утверждается специальный бюджет. В 2019 году только в открытой части он составил 176 млрд, а с учётом выплат от Минобороны России доходы ведомства, возглавляемого Дмитрием Рогозиным, составляют примерно 250 млрд рублей в год.

Больше доходов от космических перевозок астронавтов и других зарубежных специалистов не будет. Большую часть, по мнению экспертов в области космонавтики, госкорпорация по-прежнему будет получать от государства, и расходы на содержание гражданского ракетного ведомства каждый год будут только увеличиваться.

По «Роскосмосу» нанесен не только экономический, но и репутационный удар. Вопросов, возможно, к «Роскосмосу» сейчас было бы меньше, если бы Рогозин не начал через СМИ и медиа унижать успехи конкурентов. Илон Маск, наблюдавший за полетом из центра управления, после успешного вывода на орбиту корабля Crew Dragon сказал: «Батут работает». И вся компания — журналисты и глава NASA Джим Брайденстайн — дружно расхохотались. Это закономерный ответ на слова главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина шестилетней давности. В 2014 году он написал, что из-за санкций астронавты NASА будут летать на орбиту с помощью батута.

Всего за пять лет американцам из SpaceX и NASA удалось не только переломить ситуацию, но существенно сэкономить. До момента запуска корабля Crew Dragon NASA платило «Роскосмосу» по 86 млн долларов за каждое место в ракете «Союз». Предложение от компании Boeing в адрес NASA было не лучше — 88 млн долларов. После появления на арене космических услуг Илона Маска предложение составило 55 млн долларов за одно место — в полтора раза дешевле. С учетом грядущих планов по освоению Луны NASA составило полный список компаний, которые привлекут для участия в полном цикле космических услуг, — от разработки до пусков. Всего в списке 12 компаний: SpaceX, Blue Origin, Boeing, Lockheed Martin, Northrop Grumman, KBRWyle, McKinsey & Company, NanoRacks, Sierra Nevada, Space Adventures, Maxar Technologies, Axiom Space.

И хотя «Роскосмос» получил от NASA проект меморандума по участию в создании окололунной станции Gateway, въехать в американский проект со своими требованиями российской госкорпорации никто не позволит. Само по себе приглашение — это скорее жест доброй воли и более-менее адекватная попытка получить некоторые технологии для космоса подешевле.

К сожалению, международная кооперация — это едва ли не единственный шанс для «Роскосмоса» на нормальное функционирование и работу за «взрослым космическим столом». Амбиции руководителя госкорпорации в этом смысле не стоит принимать за серьезные заявления — кроме слов, у главы «Роскосмоса» нет никаких козырей. Ставку на теплые (в данный момент) отношения с КНР делать не стоит — Китай точно не станет клиентом «Роскосмоса», и вот почему.

За следующие два года КНР на собственной тяжелой ракете (и, вероятно, ее сверхтяжелой версии) совершит 11 пусков в рамках создания собственной орбитальной станции. К 2023 году комплекс будет готов, и у КНР сформируется полноценная космическая программа. На Луну, как американские астронавты, к 2024 году китайцы, конечно, не успеют, но у КНР есть то, чего нет у «Роскосмоса», — желание оставить след в истории, бюджеты и надежда исключительно на собственные силы, так как КНР в международные проекты никто не пустит из-за требований США и санкционной войны.

История состоит в том, что КНР, пусть и не слишком быстро, но набирает скорость развития космической программы. Ракета «Энергия» и корабль «Буран», которые стали символом советской науки и достижений в технологиях, появятся в КНР в ближайшие 5–10 лет.

Если провести параллели и посмотреть, где находится Россия, то она, как отметил основатель проекта «Открытый космос» и писатель Виталий Егоров, сейчас занимает третье место и делит космические успехи и активность с Индией.

Межпланетный космический корабль Orion уже практически готов к полету до Луны, беспилотному, но технически это завершенное изделие. Следующий в серии — пилотируемый, уже производится по готовым чертежам. Сверхтяжелая ракета SLS готовится к испытаниям блока двигателей первой ступени, который покажет готовность ракеты к покорению лунной орбиты. Сверхтяжелая ракета Falcon Heavy уже летает.

У России успехи гораздо скромнее.

Наш ПТК НП/«Федерация»/«Орел» сейчас в том состоянии, в каком Orion был десять лет назад. Испытательный полет нашего нового корабля, который обещают в 2023 году, Orion совершил в 2014-м. Сверхтяжелая ракета «Дон»/«Енисей» там же, где была SLS 10 лет назад. А учитывая последние события с курсами и нефтью, последствия пандемии «Роскосмос» не сможет воплотить эти проекты в железе за 10 лет.

Строго говоря, у России остался скромный потенциал к освоению коммерческого рынка пусковых услуг, хотя и тут большая часть проектов загублена на корню. Тяжелой ракеты «Енисей» нет, семейство ракет «Ангара» не летает, многоразовой ракеты «Крыло-СВ», про которую так удачно рассказали аккурат перед потерей космоса, не будет следующие 7–10 лет, для системы «Морской старт» нет ни разрешений, ни ракеты, ни перспектив, а частные космические компании из-за бюрократии и монополии «Роскосмоса» рискуют из технологически перспективных инструментов превратиться в обслуживающие структуры. Кто виноват в том, что «Роскосмос» при приличном финансировании оказался на обочине космических технологий, сказать сложно. Положение, в котором корпорация оказалась сейчас, не вина исключительно Дмитрия Рогозина, это результат всей системы отношения к космонавтике после развала СССР.

Отсутствие понимания и вектора развития, финансирование прорывных программ по остаточному принципу привели к тому, что заявления о скором создании многоразовой ракеты в ответ американцам, рассказы про полеты на Луну после 2030-х годов и обещания построить свою орбитальную станцию — это все, что в данный момент есть у российского космического агентства. Реальных проектов, востребованных в международном сообществе или приносящих прибыль, у России сейчас нет. И в обозримом будущем не будет.

Единственное, на что остается надеяться, — на то, что русский космос там будет востребован больше, чем здесь. Лишь в этом случае у России есть шанс «вписаться» в освоение Луны и поучаствовать в полете на Марс. Но рядом с NASA и США в целом у «Роскосмоса» теперь только совещательный голос. Требовать и диктовать российские ракетостроители больше не имеют права.

Андрей Васильев

Источник


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю