Кому в условиях пандемии Ковида доверяют гуманитарные профессионалы?

Павел Пряников 5.08.2021 22:41 | Общество 39

Исследования этой темы было проведено в рамках проекта Европейского университета в Санкт-Петербурге «Вирусные дневники: хроники повседневности» (руководитель — профессор Анна Темкина). В проекте приняли участие представители академической среды из 10 стран, большинство из которых на момент пандемии жили в разных городах России (Москва, Санкт-Петербург, Самара), остальные временно или постоянно проживали в других странах (Австралия, Азербайджан, Армения, Германия, Грузия, США, Франция, Финляндия, Швеция). Особенность эмпирической базы в том, что это «дневники профессионалов», поскольку все авторы дневников — эксперты в социальных науках: социологи, философы, филологи, антропологи, политологи, историки, востоковеды. Таким образом, была собрана коллекция текстов, представляющих собой по жанру нечто среднее между личным дневником и исследовательской рефлексивной автоэтнографией («Социологический журнал», ИС РАН, №2, 2021). Некоторые наблюдения из этой работы:

— Поскольку многие участники исследования ощущают себя представителями глобального академического сообщества, в качестве референтного источника часто назывались рекомендации ВОЗ и практически никогда — местные органы власти.
— Различные карантинные инициативы, возникающие на локальном уровне, вызывали значительную настороженность — у российских участников исследования в особенности, но и те, кто встретил пандемию в западных странах, в большинстве отнеслись к ним с определённым скепсисом, подозревая в них политические мотивы и опасаясь некомпетентности регулирующих инстанций.
— При этом участники исследования отдавали себе отчёт в том, что достаточно достоверной информации об оптимальных способах поведения и снижения рисков просто не существует.

— Некоторые из них явно стремятся стать «сами себе экспертами и вирусологами» и тем самым снизить уровень недоверия и неопределённости.
— Действия органов власти для авторов дневников представляются не источником уверенности (confidence), но, напротив, значительным источником напряжения — «мы» как академическое сообщество независимых интеллектуалов привыкли «им» не доверять и быть настроенными оппозиционно.
— Перенастройка морального фокуса, плохо представляемая в «мирное время» — часто комментируют статистику в том ключе, что «умирают только старики и уже тяжелобольные люди» — то есть те, кому и «положено умирать», т.е. какие-то посторонние группы риска, к которым они себя не относят. Такая работа с информацией, очевидно, помогает подавить чувство тревоги, но эта утешительная операция с удивительным хладнокровием обесценивает чужие жизни. Однако контекст эпидемии как будто делает такого рода подсчёты и рассуждения не только «естественными», но и приемлемыми.

«Участники исследования демонстрируют стремление справиться с дефицитом доверия по отношению к официальным источникам информации (таким как статистика заболеваемости и смертности и т.п.) за счет создания и постоянной верификации своих собственных сетей доверия, позволяющих совладать с новыми вызовами и переосмыслить свои моральные эмоции. В целом можно констатировать, что эпидемия чрезвычайно обострила проблему дефицита доверия. Люди склонны доверять тому и тем, кто помогает поддерживать их идентичность и избавляет от страха, а также своим привычным «проверенным» источникам. Но многие из них чувствуют ненадёжность этих «подпорок» доверия в новой непредсказуемой ситуации, и это создает устойчивый депрессивный фон», — резюмируют социологи.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора