Крым в прицеле: о международном терроризме на российском полуострове

Павел Раста 4.05.2021 19:53 | Альтернативное мнение 31

Публикация портала ПолиТема.

Есть болезни, которые запускать нельзя. По-хорошему, конечно, запускать нельзя никакие. Но некоторые проходят сами. А некоторые — нет. И довольно опрометчиво относиться по логике «само рассосётся» к чему-то, что просто так рассосаться не может. В этом случае любые героические усилия по борьбе с побочными проявлениями проблемы не приведут вообще ни к чему. К разряду таковых относится деятельность некоторых международных террористических организаций на территории России. И в первую очередь — в российском Крыму.

О победе там над очередными ячейками организации «Хизб ут-Тахрир»* (запрещенной на территории РФ), наши силовики отчитывались уже не раз и не два. Насколько в итоге была решена проблема, свидетельствуют новые групповые задержания «хизбов» на полуострове. Разумеется, подобное периодически происходит не только там. Но в плане «Хизб ут-Тахрир»* именно Крым является самой тревожной территорией. Это структура там присутствовала долго и укоренена глубоко. Всячески способствовали этому украинские власти в период своего правления в Крыму. И было это еще задолго до 2014 года. Официальный Киев позволял деятелям из «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»* вербовать там новых сторонников открыто и невозбранно. Притом что эта организация запрещена даже в США. А также в Германии, Великобритании, Дании, Австралии, в Северной Африке и почти на всём Ближнем Востоке. Но не на Украине.

Всё это делалось в Крыму по очевидной причине — ради подрыва влияния России в регионе и создания для неё очага напряжённости. И до сих пор следы украинской политики остаются в Крыму в полной мере. Её главное проявление — деятельность «спящих» ячеек той самой международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир»* («Партия исламского освобождения»). При этом каждый раз при аресте исламистов Украина начинает взывать к международной общественности, требуя защитить данных граждан. Что характерно: она «общественность» откликается. Притом что граждане принадлежат к террористической организации, запрещенной в том числе и у самой «общественности» дома. Тем не менее сейчас Украина стала настоящим плацдармом для исламских террористов, скрывающихся от правосудия не только в России. Самый яркий пример: Махмуджон Холдаров — радикальный исламист, неоднократно судимый в Киргизии и Узбекистане. Ныне он обитает на Украине, где признан политическим беженцем. И именно его отрядили курировать «Хизб ут-Тахрир»* в Крыму. Причастна ли к этому СБУ — полагаю, вопрос риторический.

В итоге при наличии такого мощного источника рядом, в Крыму под влияние ваххабизма, распространяемого весьма умелыми агитаторами из ближневосточных университетов, местные мусульмане попадают куда шире, чем хотелось бы нашим уважаемым борцам с террором. А для салафитов границ нет и наций тоже. Они готовы свергать светское общество, организовывать теракты и диверсии где угодно и пользуясь чьей угодно помощью. Тем более такой радушной, как на Украине. И это притом что крымские татары (через которых «хизбы» и действуют) от воссоединения Крыма с Россией, по большому счёту, только выиграли. По крайней мере, с точки зрения своих прав. Но это не единственный случай, когда безответственная «политика умиротворения», не сбалансированная ничем и проводимая вопреки интересам «государствообразующего народа», работает, мягко говоря, криво.

Нынешние аресты не первые. За минувшие с воссоединения годы наши многоуважаемые силовики ликвидировали на территории полуострова множество законспирированных ячеек данной организации. По разным оценкам — от четырёх, но шести полноценных глубоко законспирированных группировок. Официальные власти заявляют, что влияние деструктивных исламистских элементов на полуострове принципиально снизилось по сравнению с украинским периодом. Но оно, скорее, перешло в другое качество. Потеряв возможности вести открытую агитацию, проповедовать свою идеологию и вербовать новых членов, исламисты стали приспосабливаться к новым реалиям — соблюдать конспирацию, создавать юридические механизмы защиты и налаживать сотрудничество с зарубежными СМИ и т.н. правозащитными структурами.

Пример — предыдущие большие задержания исламистов на полуострове, которые произошли в 2019 г.: тогда в нескольких районах Крыма взяли сразу 20 «хизбов». Ещё троих крымских сторонников «Хизб ут-Тахрир»* взяли в Ростове-на-Дону при попытке выехать на Украину. Это стало самой масштабной спецоперацией с момента воссоединения полуострова с Россией. Реакция на это последовала незамедлительно: сочувствующие исламистам объединения подняли волну скоординированных одиночных пикетов и флэш-мобов. Это делалось с очевидным расчётом на международный резонанс. В самом Крыму родственники и сподвижники фундаменталистов выкладывали в соцсети фотографии с проникновенными лозунгами «Верните 166 детям их отцов» и «Мусульмане не террористы». Одновременно с этим спонсируемые из-за рубежа российские «правозащитные» организации старались придать исламистам облик «узников совести», фактически оправдывая членов террористического подполья. Например, председатель т.н. движения «За права человека» Лев Пономарёв** (известный и весьма одиозный «правозащитник», признан иноагентом) вообще поставил перед уполномоченным России по правам человека Татьяной Москальковой вопрос об исключении «Хизб ут-Тахрир»* из списка террористических организаций. Это вообще без комментариев. Дальше — больше. Обеление «исламских освободителей» продолжилось, когда не менее одиозный российский правозащитный центр «Мемориал» объявил арестованных в Крыму исламистов «политзаключенными». А действия силовиков, соответственно, назвал «расправами над мирным общественным сопротивлением политическим репрессиям Кремля». Ну, а следом за российскими «правозащитниками» в дело включилась уже та самая «международная общественность» — организация «Human Right Watch». Снова без комментариев.

Надо ли говорить, что каждый раз, когда в Крыму нейтрализуют очередную тайную ячейку «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»*, соседняя Украина выступает с громкими нотами протеста, обвиняя РФ в репрессиях против «крымско-татарского народа» и в «запугивании несогласных».

Имеет смысл напомнить, что именно «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»* официально названа самым опасным террористическим объединением для стран, входящих в региональную антитеррористическую структуру ШОС. В данный момент, помимо России, деятельность «Партия исламского освобождения»* запрещена в Азербайджане, республиках Средней Азии, Турции, Индонезии, Малайзии и большинстве арабских стран. При этом США, по факту запретив её на своей территории, всячески поощряет в других странах. В первую очередь в странах-конкурентах. Делает Америка это руками разнообразных «независимых структур», а также марионеточных государственных образований, таких, как Украина.

И российский Крым по этой причине являлся, является и будет являться зоной особого риска. Фактически — передовой. Открытой раной, из которой эта зараза будет ползти и ползти по всей остальной стране. Как результат: за минувшие пять лет по России было накрыто аж сто ячеек «Хизб ут-Тахрир»*. Это официальные данные.

А теперь вопрос: могло ли быть иначе? Можно ли было достичь какого-то иного результата, только вернув Крым и не решив ключевую проблему существования радикально враждебного государства прямо возле российских границ. Подчёркиваю: не решив вообще никаким способом, фактически бросив на произвол судьбы и пророссийские силы, и потенциально пророссийское население. Вопрос риторический. И одно из последствий всего этого — «Хизб ут-Тахрир»*. Проблема которого в нынешней ситуации нерешаемая. Как бы героически ни отчитывались об этом наши уважаемые силовики.

И она — всего лишь одна из многих. Тех, которые сами не рассосутся. С ними можно бороться сколько угодно. Но Крым так и останется в прицеле. И не только он.

Павел Раста

Источник


Автор Павел Сергеевич Раста (Павел Кухмиров, позывной «Шекспир») — ополченец, блогер, публицист. Новороссия.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора