Латвийская инквизиция надела на русского профессора железную маску

Алексей Топоров 20.12.2020 10:24 | Политика 61

Фото: globallookpress.com

Доктор экономических наук, известный в международных кругах, публицист и автор резонансных книг, правозащитник и борец за права русских Латвии сидел на веранде своей дачи в окрестностях Риги. В это время судья в зале суда дистанционно зачитывала ему обвинительный приговор. Гротескность картины усиливалась тем, что Александра Гапоненко судили за то, с чем он боролся последние два десятка лет, — за разжигание межнациональной розни и ущемление равноправия людей. Это юридически. А по факту — за то, что он русский.

На бой с Голиафом Давид вышел без пращи

Борьба с латвийским националистическим режимом у профессора Гапоненко, как уже говорилось выше, продолжается не один десяток лет. А как иначе мог реагировать думающий, активный, неравнодушный человек на то, что на земле, где он окончил школу, вуз и даже был депутатом столичного горсовета, получил ученую степень, его соплеменникам в одночасье навесят унизительный апартеидный статус неграждан? Или на то, что его детям и внукам, а также детям и внукам многих его друзей, соседей и просто сограждан запретят получать образование на родном русском языке? В конце концов, на фоне преследования всего, что связано с победителями нацизма, Днём Победы, её символами, заведут моду чествовать легионеров СС и ходить факельными шествиями?

Другое дело, что и в этой борьбе он не то чтобы преуспел: статус неграждан в Латвии существует до сих пор, хотя их количество заметно сократилось; русские вузы и школы законодательно запрещены, за георгиевскую ленточку, знамя Победы и форму советского солдата на праздновании, например, годовщины освобождения Латвии можно получить серьёзные неприятности от государства, а вот шествия с факелами покрытых трухой и струпьями легионеров и их более молодых сторонников приостановили только по причине COVID-19.

И эти неуспехи понятны, потому как интеллигентным, пусть и стоящим на стороне правды людям в одиночку совладать с государственной машиной, действия которой по умолчанию поддерживают и координируют западные партнёры, практически нереально. Особенно когда бывшая метрополия только в последнее время стала замечать беды соотечественников, да и то больше исключительно в виде публичных озабоченностей золотых голосов российского МИДа. При этом поющая и бренчащая со сцен российская богемка как покупала виллы на Рижском взморье, так и продолжает покупать, ей до проблем латвийских русских и дела нет.

И другой бы, осознав кажущуюся бесперспективность борьбы, сломался бы, но не таков Александр Гапоненко. Нет, он, несмотря ни на что, продолжал активно выступать на дискуссионных площадках в Европе и российских СМИ, участвовать в пикетах и митингах, распространять свою точку зрения и точку зрения русской общины Латвии через социальные сети. До тех пор, пока не случился «майдан» и известные события в Крыму, после которых все русские за пределами Российской Федерации воодушевились (как оказалось, зря), а все мелкие окраинные постсоветские националистические режимчики, смертельно напугавшись, преобразовали свою трусость в злобу, которая и была сполна выплеснута на русские диаспоры и на самых заметных и активных представителей русских диаспор вне РФ.

Европейское Средневековье XXI века

Попал под «кислотный дождь» страха и ненависти националистов-русофобов и профессор Гапоненко. В 2018 году в его дом ворвались люди в масках, перевернули всё вверх дном, самого Александра Владимировича, словно известного террориста, совершавшего подрывы по всему миру, сопровождавшиеся массовыми жертвами, задержали предельно жёстко, повредив руку. А потом его, немолодого уже человека, долго держали в наручниках. И только после того, как всё это возмутило его соратников и общественность, с Гапоненко перестали обращаться в стиле украинской СБУ. Но посадили в тюрьму. На целых четыре месяца. В одиночную камеру, где он зря времени терять не стал, написав целую книгу про знаковую для русской цивилизации битву при Молодях.

Так в чём же государство обвиняло Гапоненко? Да всё в тех же записях на его странице в «Фейсбуке», где он критиковал режим за давление на русскую общину, за возвеличивание коллаборационистов, за превращение страны в базу НАТО, где по сценарию учений отрабатывалось подавление западными вооружёнными пришельцами возможного русского бунта. В этом всём официальная Рига узрела разжигание розни и выпустила Гапоненко под подписку, возбудив против него ещё одно дело — «за деятельность в ущерб Латвии в интересах другого государства». Так латвийские оригиналы интерпретировали статьи и комментарии Александра Владимировича на те же темы, но уже в российских СМИ.

И вот первый из процессов по «разжиганию» завершён. Судья дистанционно признала Александра Гапоненко виновным в нарушении национального или расового равноправия, ограничении прав человека. И приговорила на один год условно с последующими двумя годами надзора.

«Я всё равно принимаю поздравления, — признался новоиспечённый «разжигатель». — Потому что уж побывал в тюрьме. И мне там не понравилось. Теперь я полностью закрыт для всех высказываний, потому что любое моё высказывание может быть определено как разжигающее рознь. И мне и новый срок пришьют, и старый вспомнят».

Свое положение Гапоненко сравнивает с положением узника средневековой инквизиции.

«Я очень люблю историю, изучаю её. В Средние века применяли орудие пытки в виде железной маски с длинным носом, из-за которой жертва не могла есть. Ей на кончик железного носа клали мясо, и она просто сходила с ума. Вот и мне подобную маску железную на лицо надели с тем, чтобы я не мог говорить. Правду. Вместо мяса. Средневековье возвращается в нашу жизнь».

Некуда отступать

Другой процесс «за деятельность в интересах другого государства» пока отложили в связи с COVID-19. Как и процессы соратников и соплеменников Гапоненко — журналиста Юрия Алексеева, который на странице своего портала IMHO-club тоже давал предельно резкие и точные оценки националистически-русофобскому режиму Латвии (у того вдогонку нашли дома стреляные гильзы и спустя год после изъятия компьютера якобы какую-то запрещённую непотребщину на нём), и филолога Александра Филея, который набрался «наглости» постом в интернете поздравить сограждан с присоединением Латвии к СССР.

Гапоненко же намерен писать апелляцию. И пройти, если будет нужно, суды трёх инстанций, чтобы добиться оправдания.

«По второму процессу я одновременно с латвийским судом сужусь и в ЕСПЧ, и там суд практически уже принял решение, что я невиновен и Латвии мне нужно компенсацию заплатить», — с оптимизмом в голосе говорит профессор.

При этом соратник Гапоненко, который проходит по не менее липовому делу русских журналистов, о котором мы ранее рассказывали, Владимир Линдерман считает даже условный приговор для Гапоненко отнюдь не мягким. Хотя бы потому, что тот ни в чём не виноват.

«Я не считаю, что это мягкий приговор, учитывая, что состава преступления нет от слова совсем. Гапоненко жёстко высказывался в адрес правительства, «латышских журналистов», «латышских эсэсовцев», «американских военнослужащих», то есть в адрес конкретных социальных и профессиональных групп, что не запрещено законом. Но это интерпретировано как разжигание ненависти ко всей нации. Фактически решение суда — введение политической цензуры. Возможно, эпоха оправдательных приговоров по политическим делам, когда латвийские судьи вели себя весьма независимо по отношению к спецслужбам, закончилась. Мы сопротивляемся, держим оборону. В отличие от ситуации, например, с Ермеком Тойчибековым в Казахстане, у нас всё-таки есть организованная русская среда, способная оказать сопротивление на правовом и информационном уровне. Но вечная оборона всё равно обречена на поражение. Встаёт вопрос о позиции России, но это уже зависит не от нас», — говорит Линдерман.

Они держат оборону. На земле, где русские появились на столетия раньше латышей (племена кривичей, Кукенойское и Ерсикское княжества), первая русская школа — в 1789 году в Риге, а Даугавпилс носил имя Борисоглебск, потом Двинск. Это их земля, откуда они не хотят уходить и пытаются сопротивляться ассимиляции, хотя сам профессор Гапоненко признаётся, что его внуки уже считают себя латышами. И им, русским Латвии, конечно, нужно помочь выстоять и остаться русскими. Потому как стыдно потом будет перед памятью русских царей, воевавших за эти земли, начиная с Ивана Грозного, и перед советскими командирами, изгонявшими с тех земель нацистскую нечисть. Да и самой России вряд ли будет лучше, если ничего русского в Латвии не останется.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора