Можно ли сравнивать путинскую РФ и СССР по количеству машин на руках у граждан?

Мысли Волка 21.10.2020 18:21 | Общество 164

Кадр из к\ф «Афоня»

Обратил внимание, что одним из самых «неубиваемых» аргументов по поводу «плохой» жизни в СССР и хорошей (?) жизни в путинской России является количество автомобилей на душу населения. «Плохо вам живёт при Путине? — кричат и пишут его сторонники, — Выгляните под подъезд – детям негде играть, всё заставлено личным транспортом».

Признаться, раньше особо никогда не задумывался над этим фактом. Мне казалось, что автомобиль у современного человека – это как корова в советской сельской семье. Не показатель богатства, но важный атрибут выживания.

Наблюдаю за современной молодёжью. Она в большинстве своём совершенно не кичится приобретением автомобиля, особенно в кредит. Говорят, что в некоторых семьях матери наставляют дочерей, чтобы те не вышли замуж за чрезмерно закредитованного молодого человека. Пусть у него даже шикарная ипотечная квартира и навороченная тачка. Лучше скромнее, да без долгов.

***

Для современного молодого человека машина – вполне естественная вещь. Взял кредит, сам подработал, родители и бабушки с дедушками подкинули. В принципе, и для тех, кому 40-50 лет, машина уже не предмет роскоши, а средство передвижения. К этому возрасту могли уже и заработать. Плюс получили наследственный капитал от проданных бабушкиных и родительских квартир. Всё банально и объяснимо.

Редкий советский человек мог получить такое наследство, какое уже сам передал современникам. Разве только дом или кооператив могли унаследовать. В лучше случае. Почему? Забыли, что по стране, особенно по её европейской части, прошла ужасная война?

Почти две тысячи городов были стёрты с лица земли. О посёлках, сёлах и деревнях просто писать страшно — около 70 тысяч были разрушены и выжжены полностью, и примерно столько же серьёзно пострадали. Более тридцати тысяч промышленных предприятий, почти 100 тысяч колхозов и совхозов перестали существовать, 65 тысяч километров железных дорог пришли в негодность.

Что касается машин. После войны их не хватало катастрофически. Восстановлению промышленности, села, жилищной и социальной инфраструктур необходимо было огромное количество транспорта. Причём самого разнообразного. Ведь гитлеровцы уничтожили около трёх тысяч машинно-тракторных станций и автотранспортных предприятий.

Это огромные потери, на восполнение которых, по оценкам европейских и американских аналитиков, необходимы были десятилетия. Подсчитано, что прямой ущерб советской экономике от войны был сравним с суммарными капиталовложениями всего СССР за первые четыре пятилетки! И сейчас кто-то пытается бросать на одну чашу весов нынешнее время и послевоенное? Мол, народ без Путина тогда был нищий, а сейчас, при Путине, сказочно разбогател.

Некорректное сравнение. Моё советское детство и юность прошли среди строек. Разбитые войной города и сёла СССР особенно активно отстраивались и возводились в необжитых местах в 50-60-70-е годы. Да и восьмидесятые – тоже. Многоквартирные дома возводились микрорайонами. Целыми улицами строились частные дома. Причём повсеместно, а не только в Рублёвке или в крупных областных центрах, как сейчас.

Выходишь на улицу – там обычный рабочий возводит стены дома, а неподалёку шахтёр уже кроет крышу шифером. О чём это может говорить? Да о том, что были у советского человека деньги на какие-то приобретения. Только машина на тот момент была не в приоритете.

Взгляните на свой город. Школа, больница, детский сад, дворец культуры, кинотеатр, вуз, ПТУ, стадион, поликлиника, микрорайон, универмаг, завод, фабрика, админздание, баня, ферма, пионерлагерь построены в послевоенное время. Построенные не по программам Маршалла. У всей страны были иные ценности, и это факт. Не будем вдаваться в размышления на тему – правильно это было или нет.

После войны как-то не до личных машин было ни стране, ни народу. Имеется в виду в массовом восприятии вопроса. И воспитан советский человек был немного иначе, чем выпускник ЕГЭ. Сначала для Родины и общества, а потом уже себе.

Может быть, некоторым современникам кажется, что главный приоритет жизни – это личная машина. Жить в землянке, не учиться в школе, зато рассекать по грунтовым дорогам на кредитной тачке. Но почему-то кажется, что страна двигалась в верном направлении. До определённого момента.

Просто прибегать к примитивным сравнениям по количеству машин на душу населения – это обманывать и себя, и окружающих. Почему бы тогда не сравнить количество автомобилей в СССР и царской России в славном 1913 году? Мир не стоял на месте, это нужно понимать.

Он и сейчас не замер. Для примера представим себе, что мировая промышленность, и российская в её числе, начали выпуск небольших четырехместных самолётов для семейных полётов. Их стоимость будет исчисляться миллионами. Но даже и в этом случае найдётся немало желающих закончить авиашколу, получить права на полёты и летать к бабушке в деревню.

Однако эти желающие будут составлять тотальное меньшинство. На уровне статистической погрешности. Пройдёт тридцать-сорок лет, самолётов станет очень много, наладится выпуск запчастей, появятся заправочные, ремонтные сервисы, цена упадёт в разы. И уже самолётами обзаведутся миллионы людей.

Будет ли это свидетельством того, что люди стали богаче, счастливей и сытнее? Будет только в том случае, если исчезнет неравенство, имущественное расслоение, нищета, болезни, безработица. Если эти явления только усилятся, значит, мы уверенно скатились в феодализм, куда, собственно, верной дорогой и ведёт нас товарищ Путин.

***

Кстати, о самолётах. Многие современники просто не знают, что при СССР очень мощно развивался общественный транспорт. К концу восьмидесятых в стране действовало почти полторы тысячи аэродромов. Сегодня их количество упало более, чем в пять раз. По всей России аэропортов столько, сколько в одном только штате США- на Аляске.

Вот пример тотального убийства транспортной инфраструктуры. До либерального погрома Страны Советов самолеты из Воронежа летали в 100 городов. А сейчас? Помните добрый советский фильм «Афоня»? Главный герой приходит на аэродром какого-то провинциального посёлка и не может выбрать, куда ему лететь — в Мурманск, Петрозаводск или Череповец. Получается, выбор направлений полётов был широкий даже в малых населённых пунктах. И цены были приемлемыми.

Помимо авиасообщения очень интенсивно развивался железнодорожный транспорт. Строились новые магистрали, вводился в строй подвижной состав. Малые города «разрисовывались» сетками трамвайных и троллейбусных путей, которые сейчас вырезаются на металлолом. Помню, как в начале восьмидесятых можно было спокойно уехать в центр города с любой окраины даже в 12 часов ночи, не переживая, что водитель не приедет по экономическим соображениям невыгодности поездки. Вынужденное самообеспечение автомототранспортом можно ведь рассматривать не только как «с жиру бесятся», а как реальный крах транспортной инфраструктуры государства

Но помню я в СССР и другое – нехватку такси. Были большие недоработки, их надо признавать. Многим потому и хотелось свою машину. А стоимость её, особенно в послевоенные годы, для населения была завышена. Причём существенно, в два-три раза. Почему? Отнюдь не для того, чтобы отбить охоту у народа покупать транспорт.

Просто для восстановления народного хозяйства нужны были дополнительные ресурсы. С 1947 по 1953 год, например, в СССР происходило настоящее экономическое чудо — ежегодно в 1,5-2 раза снижались цены. Вот те, кто побогаче, и раскошеливался на это чудо, оплачивая завышенную стоимость автомобилей как предметов роскоши.

Для примера: первый автомобиль ГАЗ М-20 «Победа» с конвейера Горьковского автозавода сошел в июне 1946 года. Стоимость машины достигала 16 тысяч рублей, редко у кого могли быть такие большие деньги, учитывая, что заработная плата рабочих и служащих в среднем по стране составляла от 400 до 800 рублей. Но не стоит думать, что в государстве не было людей легально состоятельных (руководящий состав, люди науки, военные), а также дельцов теневого сектора.

***

Почему мало выпускалось легковых машин и их порой не хватало даже на нужды народного хозяйства? Почему гражданам приходилось ждать очередь на право приобретения? Не секрет, что приоритет государство отдавало выпуску тракторов, грузовых автомобилей, кранов и прочей спецтехники. Считалось, что они для возрождения страны и строительства коммунизма на том этапе важней, чем удовлетворение мещанских хотелок населения. Упор на индустриальное развитие привёл к тому, что с 1946 года, когда механизация составляла лишь 15 % от довоенного уровня, к 1949 году она уже стала вдвое больше довоенного.

Легковые автомобили в первую очередь тоже распределялись на предприятия и в организации. Надо отметить, что стране нужна была валюта, поэтому возрождающийся автопром СССР (вопреки утверждениям путинских либералов, и самого президента Путина) довольно серьёзно работал на экспорт.

Это не афишировалось в газетах (дабы не злить народ), но советские машины можно было увидеть у полиции Ирландии, Уэльса и Шотландии. Англичане обожали наши «Волги». На «Москвичах» катались финны, норвежцы, греки и даже французы. Не говоря уже о таких странах, как Куба, ГДР, Польша, Венгрия, Болгария, Китай, Вьетнам, Северная Корея. Советская промышленность экспортировала 300-400 тысяч автомобилей ежегодно.

Экспорт конечной продукции, как считают некоторые аналитики, был для нашего автопрома в приоритете перед внутренним рынком. К восьмидесятым годам экспортные варианты советских авто стали иногда попадать уже на наш рынок. Причём даже в кредит (хотя долгие годы кредиты на приобретение транспорта не давались, стране нужна была быстрая «наличка»).

Если кто-то думает, что «догнать и перегнать Америку» — это о количестве машин на душу населения, то он ошибается. В этом плане мы с США не конкурировали. Сложно было. На территории США 200 лет нет войн. И автопром у них развивался давно и, естественно, намного лучше. Советские люди уже в семидесятые-восьмидесятые годы это ощущали и видели на экранах ТВ.

Хотя не всё, что показывают в кино, соответствует действительности. На экране модельной внешности блондинки и подтянутые Рембо, а на улицах США — ожиревшие (в.ч. темнокожие) обыватели, живущие зачастую в вагончиках. Советскому человеку казалось, что у каждого американца есть своя машина, а на деле всё было куда прозаичней. У кого-то она была, а кто-то рылся в мусорниках.

Но ведь хотели жить как они, там, на Западе. Теперь живём. И до сих пор некоторые россияне, вероятно, «ещё того» поколения страдальцев за личным авто (или критики СССР) , меряют личные и государственные успехи наличием автомобиля. При этом забывая, что существует ещё такое понятие как накопление. Это когда за четыре-пять десятков лет на руках у населения скопилось огромное количество авто разных годов выпуска.

Взять, например, публикуемые цифры количества автомобилей на тысячу жителей страны. Некоторые россияне гордятся кучей машин под подъездами? Что, кстати, весьма постыдно, т.к. машины должны стоять в гаражах, а не на детских площадках. Тогда гордящимся нужно бы проехать в более бедные страны, и посчитать количество машин в них.

По разным источникам, в РФ на тысячу человек приходится от 284 до 362 личных автомобилей. Примерно на одном уровне с Белоруссией, Латвией или Тринидад и Тобаго. Но меньше, чем у болгар (443), Литвы (456 ), Барбадоса (469). Такие страны как Эстония и Молдавия вообще превращены в свалку подержанных европейских авто. В среднем у каждого второго молдаванина и эстонца есть личная машина.

Ну, и в чём здесь предмет гордости и восхваления Путина и путинизма? Что теперь – догнать и перегнать Молдавию? Вообще сопоставлять разные исторические периоды и поливать грязью прошлое своей страны должно стать моветоном. А у нас это прививается первым лицом государства.

***

Ведь можно просто сопоставить ВВП путинской России, который вырос всего на 20% за 30 лет, и ВВП СССР, который рос по 3-4% в год и представить, в какой стране мы бы могли жить сейчас. Наверное, уровень жизни мог бы быть в два-три раза выше, чем в СССР. Именно поэтому команда Сулакшина в своей идеологии придерживается установки исторической преемственности нашего государства во всех его периодах и преемственности поколений граждан.

Нельзя стоить что-то новое, отрицая старое, что доказала раннесоветская история. Нельзя говорить о единстве и неделимости страны и народа, отрицая отрезанные в результате геополитического распада исторические территории России. Нельзя быть патриотом отдельно РФ или отдельно СССР. Ибо это уже вовсе не патриотизм, так как страна и народ остались те же, пусть и в полураздробленном состоянии.

Одна из высших ценностей, провозглашённых Программой Сулакшина и обозначенных в проекте Конституции России, является нестяжательство и преобладание духовно-нравственных мотивов жизненного поведения над материальными интересами. Можно мечтать о машине. Можно критиковать свою страну за то, что не выпускает дешёвых яхт или самолётов для массового потребителя.

Но всё это может оказаться иллюзией и прахом в один момент. Если мы утратим главное – своё единство и свою русскую, российскую идентичность. Трагедия СССР – тому явный и свежий пример. Трагедия Донбасса — это уже круги по воде нашей механизированной «стабильности». А ведь говорят, что количество машин в довоенном Донецке было не меньше, чем в Марселе и Амстердаме…

Вот как выписана Преамбула проекта Конституции России от Центра Сулакшина. Есть смысл прочитать её и владельцу дорогой машины, и советской подержанной, и бесколёсному гражданину. Это о том, что не имеет цены. И о том, чего не хватает сейчас и за что нужно бороться. Всей страной.

«Мы, русский народ и все братские российские народы, соединившиеся в трудах, преодолениях и великих победах в ходе своей общей многовековой истории в единый Народ России;

объявляя абсолютной высшей ценностью преемствующую в веках и поколениях на единой российской священной земле нашу общую Родину Россию;

провозглашая для нашей страны и всех нас будущее, основанное на приверженности высшим ценностям России; будучи убежденными в том, что источниками счастья человека, блага и благополучия всех и каждого являются труд, свобода и ответственность, совесть и нравственность, любовь и товарищество, справедливость и единство, семья;

считая основополагающими для себя заботу всех о благе каждого и заботу каждого о благе всех; уважая каждый народ, живущий в России, его культуру, язык, вероисповедание и традиции; исходя из принципов народовластия, неразрывной связи прав и обязанностей человека и гражданина, социальной справедливости и равноправия всех людей в их достоинстве; признавая нашу общую ответственность за свою Родину перед прошлыми, нынешним и будущими поколениями;

чтя память и традиции предков, завещавших нам сохранение Отечества, любовь и уважение к нему, веру в добро, справедливость и высоту человеческого духа;

осознавая исторический вклад самобытной русской (российской) цивилизации в мировое развитие и свою ответственность за судьбы мира и человечества;

утверждая нерушимое единство, территориальную целостность, суверенитет и независимость Российского государства; стремясь обеспечить благополучие, процветание и вечное существование Народа России, самой России, гарантировать уважаемую, авторитетную и ответственную государственную власть;

являясь равными в правах и осознавая свои обязанности по отношению к общей и единой России; заявляя о своей ответственности перед Богом, собственной совестью и людьми;

ПО СВОЕЙ ДОБРОЙ ВОЛЕ ОПРЕДЕЛЯЕМ В КОНСТИТУЦИИ РОССИИ ЖИЗНЕУСТРОЙСТВО НАШЕЙ СТРАНЫ.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора