«Новый Шиес». Как жители Башкирии сражаются с госбизнесом за чудо природы

Даниил Тарабукин 7.08.2020 13:57 | Общество 53

Хроники содовых бунтов под шиханами

5 августа в Башкирии произошла стычка между экоактивистами и представителями содового бизнеса. Последним пришлось с помощью КамАЗа и полиции прорываться через живую цепь защитников шихана Куштау — уникальной горы из известняка, которую «Башкирская содовая компания» при поддержке местных властей намерена использовать в качестве сырьевой базы. «Секрет фирмы» разобрался, чем недовольны учёные и экоактивисты, может ли в Башкортастане возникнуть «новый Шиес» и как этот конфликт связан с национальной безопасностью страны.

Что такое шиханы и почему за них развернулся бой

В России есть остатки барьерного рифа, который протянулся от Каспия до Северного Ледовитого океана и сформировался 300 млн лет назад. Эти остатки находятся под землей, но в Башкирии из-за движения литосферных плит они вышли на поверхность прямо посреди степи. Так образовались четыре одиночные сопки, которые местные жители называют шиханами: Тратау, Шахтау, Юрактау и Куштау.

После Великой Отечественной войны стране требовалась сода. Её производство нужно было запустить быстро и без излишних трат. Лучше всего для этого подходил Стерлитамак: рядом есть шиханы чистейшего известняка (его сжигают, чтобы получить соду), в котором почти нет примесей. В качестве сырьевой базы стали использовать гору Шахтау.

С тех пор в Стерлитамаке выпускают ту самую «Соду», желто-оранжево-белые пачки которой можно найти почти во всех продуктовых магазинах страны.

Но сейчас от шихана Шахтау остался лишь карьер: гору полностью срыли и продолжают вырабатывать остатки известняка. В «Башкирской содовой компании» (БСК) заявили, что сырья шихана Шахтау ей хватит лишь до 2022 года. Предприятию срочно требуется новый источник известняка, и промышленники видят его только среди соседних башкирских сопок.

Это возмущает местных жителей — многие не хотят, чтобы Башкирия лишилась оставшихся шиханов.

Насколько важно это производство

БСК производит 85% соды в России. Это градообразующее предприятие для Стерлитамака. На 38% оно принадлежит правительству Республики Башкирия (через «Региональный фонд»). Основной собственник — компания «Башхим», которая, в свою очередь, принадлежит кипрской Modisanna Limited.

В 2018 году замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов в ходе визита в этот город говорил, что, если не решить проблему с сырьевой базой, предприятие может закрыться. Компания при таком исходе не сможет вкладывать деньги в инфраструктуру Стерлитамака, а российская промышленность станет зависимой от импорта соды из США и Турции, сказал он.

В Российском союзе химиков заявили, что перспектива закрытия БСК грозит «колоссальным ущербом» целому ряду отраслей экономики, которым компания поставляет сырьё — например, стекольной, химической, нефтегазовой и металлургической и оборонному комплексу страны.

Фото: soda.ru

«Если мы потеряем завод БСК, мы получим угрозу национальной безопасности, поскольку будем зависеть от поставок из-за рубежа», — сказала заместитель исполнительного директора организации Мария Иванова. Без БСК на российский рынок хлынет иностранная продукция, за качество которой никто не сможет поручиться — в том числе из Турции, входящей в НАТО, отмечали тогда другие эксперты. Пока же доля импорта незначительна и на 95% представлена китайской содой.

С БСК прямо или косвенно связаны 50 000 стерлитамакцев — почти 9 000 сотрудников самого предприятия, их семьи и многочисленные работники смежных, обслуживающих предприятий, говорил тогда экс-глава администрации Стерлитамака Алексей Изотов. По его словам, предприятие обеспечивает треть казны всего города. В 2019 году компания перечислила в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды 10 млрд рублей.

Как компания получила то, что хотела

Несколько лет БСК добивалась того, чтобы под разработку попал шихан Тратау. Компания утверждала, что это единственная альтернатива действующему источнику сырья. Но его разрабатывать нельзя — он имеет статус памятника природы регионального значения.

В качестве альтернативы рассматривали Гумеровское месторождение в 35 км от Стерлитамака, но оно не подошло компании из-за качества сырья и удалённости. Если БСК откажется от чистейшего сырья шиханов, компании придётся обновлять печи, строить новый завод, налаживать логистику — то есть нести финансовые потери.

Прежний губернатор Башкирии Рустэм Хамитов (руководил регионом с января 2015 года по октябрь 2018-го) стоял на том, что все три шихана должны быть сохранены. После того как его на этом посту сменил Радий Хабиров, изменилась и позиция администрации. В августе 2019 году БСК получила лицензию на разведку известняка на шихане Куштау, а позже Хабиров заявил, что эту гору непременно будут разрабатывать.

«Я никогда не соглашусь оставить без работы тысячи людей. Бесполезно меня ломать, выкручивать, подкупать журналистов, националистов»,— заявил Радий Хабиров. Ранее глава Башкирии говорил, что активисты, которые выходят на пикеты в защиту шиханов, проплачены сторонниками конкурентов БСК.

По словам уфимского политолога Дмитрия Михайличенко, отставка Рустэма Хамитова напрямую связана с его желанием защитить шиханы. По его версии, назначение Хабирова пролоббировала БСК. «Администрация Хамитова постоянно искала компромиссное решение, но, когда Хабиров пришёл к власти, по моей информации, ему было поставлено условие, что он соглашается на разработку одного шихана. Для него компромисса нет», — отметил Михайличенко в разговоре с «Секретом фирмы».

Кто и почему выступает за защиту шиханов

В декабре 2019 года более 500 человек выстроились в живую цепь вокруг шихана Куштау — так активисты хотели «обнять» гору и защитить её от БСК. В феврале флешмоб пытались повторить, но власти республики его не согласовали.

К кампании по спасению объектов подключился лидер группы ДДТ Юрий Шевчук — он вместе с уфимскими музыкантами записал песню и клип «Шиханы должны жить!»

Протестующим оказывают противодействие, утверждают активисты. В марте сотрудники ФСБ задерживали и проводили обыски у нескольких деятелей «Экодесанта» и «Экобессрочки» (созданы для защиты шихана Куштау), а участницу этих объединений Альфию Загидуллину даже якобы вывезли за город и предлагали ей прекратить поддержку экодвижения, пугая при этом изнасилованием и отчислением из университета. Альфия не стала отвечать на вопросы «Секрета» и уточнила, что вышла из движения. Вопрос о том, был ли её выход связан с действиями силовиков, она проигнорировала.

Глава «Экобессрочки» Сергей Странник в разговоре с «Секретом фирмы» заявил, что за активистами следят и некоторых из них действительно могли запугивать сотрудники МВД и ФСБ. Также он уточнил, что ему самому неоднократно угрожали уголовным делом.

Давление также оказывают и на других защитников шиханов. Так, в мае деятельность национальной организацию «Башкорт», которая вела защиту шихана Куштау, была запрещена Верховным судом Башкортостана, а сама организация признана экстремистской. Адвокат «Башкорта» Гарифулла Яппаров сообщал о нарушениях в действиях прокуратуры: по его словам, она не дала время на устранение недостатков деятельности организации.

30 июля на Куштау начались вырубки леса для геологической разведки. Это спровоцировало новую волну протеста. В группах, которые посвящены защите шиханов, появились призывы встать на круглосуточное дежурство — подобное тому, что было на Шиесе. Помимо того, активисты направили письма в прокуратуру и Минлесхоз РФ, а «Гринпис» попросил генпрокурора проверить законность вырубок.

В начале августа местные жители действительно организовали дежурство и даже перекрыли дорогу для грузовиков геологоразведки. 5 августа большегруз с манипулятором попытался прорваться через защиту. Ему удалось сделать это только при поддержке полиции. Одну из протестующих задержали.

По мнению политолога Дмитрия Михайличенко, протестная волна в регионе достаточно сильна и будет усиливаться по мере подготовке БСК к началу разработки шихана. «Предпосылки для нового Шиеса вполне реальны. Конечно, это не Екатеринбург, где люди могут сконцентрироваться в районе сквера, но предпосылки есть», — сказал эксперт.

Что говорят специалисты

Против разработки шиханов выступают и местные учёные. Как рассказал «Секрету» биолог Михаил Кривошеев, он с коллегами провел экологическую экспертизу и выяснил, что на Куштау и Тратау проживают 35 краснокнижных видов и несколько эндемиков (видов, обитающих только на одной территории). Уже после экспертизы биологи обнаружили ещё восемь видов — итого 43.

«На шиханах есть популяции видов, нигде более не встречающихся на земле. Например, растение бедренец разрезаннолистный, который описан только на горах Торатау и Куштау. Также есть большая вероятность, что ещё не все виды учёные нашли на шиханах. Нужны очень скрупулезные исследования, чтобы полностью выявить, что мы можем потерять», — объяснил Михаил Кривошеев и добавил, что во время разработки Шахтау были уничтожены несколько эндемичных видов.

Также, по его мнению, уничтожение шиханов может повлечь за собой гибель популяции водяного ужа на Южном Урале, а вместе с ужами рискует исчезнуть и самая крупная популяция тюльпана биберштейна. Оба эти вида находятся в Красной книге Республики Башкортостан.

«Уничтожение популяций и мест обитания видов, занесенных в Красные книги, запрещено законом «Об охране окружающей среды». Причём этот закон действует для малого бизнеса, для каких-нибудь турбаз или подрядчиков (у нас были случаи, когда в деревне запретили ставить электроопоры, так как там росли краснокнижные виды), а вот для корпораций и государства это уже не закон. Мы думаем, что это неправильно, неужели мы ошибаемся?» — возмущается Михаил.

Всего осталось три шихана — Юрактау, Куштау и Торатау (на фото). Четвёртый шихан Шахтау был практически полностью переработан предприятием «Сода».

Фото: wikipedia.org/CC BY-SA 4.0

Шиханы важны не только с точки зрения природного разнообразия. По данным геолога, доцента Башкирского государственного университета Исхака Фархутдинова, нигде в мире больше нет известняковых гор, которые поднимаются посреди равнины. «На них выявлено большое разнообразие останков морских обитателей древних рифов, это прекрасные образцы геологической летописи нашей планеты», — утверждает Исхак.

Фархутдинов уверен: БСК может брать сырьё не только с шиханов. Ведь, например, «Березниковский содовый завод» и индийский «Тата кемикалз» используют известняк с большим количеством примесей песка.

Также он отмечает: в 2018 году в БСК утверждали, что известняк с Куштау не подходит для производства соды из-за содержания вредной примеси MgCO3. Но, когда вместо Тратау компании предоставили именно Куштау, известняк с этой сопки уже стал считаться вполне пригодным.

Исхак Фархутдинов говорит, что сейчас рентабельность БСК выше, чем у «Лукойла» и «Роснефти» на 10–15%. Если вместо шиханов она будет использовать другие месторождения известняка, компания всё равно останется прибыльной.

На просьбу «Секрета фирмы» прокомментировать это и высказать свою позицию заместитель директора по связям с общественностью БСК Алина Халикова не ответила.

9 августа защитники шихана планируют провести новую масштабную акцию протеста — снова встать живой цепью вокруг Куштау. Главная интрига — как на это ответят республиканские власти: ранее губернатор региона Радий Хабиров предостерег протестующих: «Рекомендую играть с огнём аккуратно».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю