Предпосылки и созревание прогресса

Александр Леонидов 21.02.2021 13:21 | Альтернативное мнение 119

Если мы услышим в слове «ре*волюция» приставку «ре*» (ре*конструкция, ре*миссия и т.п.), то поймём, что речь идёт о возврате к чему-то утраченному. Дословно «ре-волюция» переводится на русский язык как «восстановление воли»[1]. Разумеется, мыслитель может опираться на филологию, но обязан мыслить шире, чем филолог-корнеслов. Восстановление КАКОЙ воли? Гитлер тоже о себе фильм снимал «Триумф воли», посвящённый победе нацизма… Так что без вопроса «какую волю собирается восстановить революционер?» не обойтись. Хотя ясно, что он нечто утраченное восстанавливает. К чему-то потерянному возвращается…

В обывательском сознании революция – это слом старого и выстраивание чего-то принципиально нового, ранее небывалого. Как если бы хирург вместо удаления злокачественной опухоли из организма – убил бы старый организм и вырастил на его тканях новый. Такое понимание революций (не как восстановление попранной традиции, а как её разрушение) – несовместимо с ОТЦ (Общей Теорией Цивилизации), суть которой – в поисках ЕДИНОГО ЯДРА всех прогрессивных течений, ПЕРВОИСТОЧНИКА лучших побуждений человека.

Христос говорит: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить»[2]. Ленин же писал так: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество»[3].

Мы видим, что обе цитаты видят в «революции» не слом старого, а слом всего того худшего и патогенного, что мешало лучшему в старом. Мешало ему дышать и умножаться! Значит, всё лучшее в старом – не предмет для слома, а предмет для реставрации, и задача прогрессивного человека – беречь непрерывную эстафету культуры во всей её полноте, а не выбрасывать её, в ходе «революции» на помойку.

Леваки противопоставляют прогресс традиции, тогда как с нашей точки зрения они находятся в рамках закона перехода количественного в качественное. То есть традиция, с её накоплением полезных знаний, есть количественный этап, а прогресс – напрямую вырастающий из накопленного традицией – качественный рывок вверх.

Если исключить традиционные ценности – тогда прогресс будет прыгать не вверх, а неизвестно куда, и в пропасть. И, стало быть, будет не прогрессом, а зловещей мутацией, тем бессмысленным и беспощадным «обновлением к худшему», избежать которого – главная задача культурного человека.

+++

В основе ОТЦ лежит представление о единстве и непрерывности традиций Добра и однородности противостоящего ему зла. Человек уже в глубокой древности поставил перед собой определённый идеал жизни, которого не смог достичь. Человек задумался – почему? И сделал вывод:

1) Я духовно слаб для достижения идеала

2) Физически и физиологически слаб

3) Мне не хватает технических знаний

4) Меня «злобно гнетут» внутренние звериные инстинкты, внутреннее зло.

5) Меня, со всеми моими усовершенствованиями, беспощадно уничтожают внешние враги, орды отсталых и недоразвитых разрушителей.

Сделав такие выводы, человек стал наращивать духовные практики, стал культивировать себя, подавлять в себе зоологические (демонические) начала и учился защищаться в бою с «проклятыми ордами».

+++

Зло атаковало человека не только напрямую (в виде гуннов), но и под маской, в виде оборотней. Мрачные упыри, не скрывавшие своего злодейства, чередовались в истории с утончёнными и хитрыми кровососами-магами, пролезавшими внутрь организаций, изначально призванных творить добро. Захватывая власть в этих организациях – оборотни и вурдалаки гробили и сами организации, и всё их дело. К тому же (немаловажно отметить) – дискредитировали, очерняли, порочили само их имя!

Чем станет церковь, если её руководство наполнится такими, как расстрига Денисенко (киевский лже«патриарх»)?! Тем местом, о котором сказано в псалме: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе»[4]. В сто раз лучше человеку быть полным атеистом, чем участвовать в «радениях» сатанизированных сект!

Во многом (хоть и не во всём) – это объясняет отрицание религий революционерами «Нового Времени», когда они (слаб человек!) – не умели отделить форму от содержания и сути. И, увидев безобразные формы, не стали разбираться – откуда в душе само представление о безобразии, откуда в ней первично явилась способность отличать безобразное от образов?

Об истории ОТЦ может сказать, если кратко, так:

1) Тысячелетиями мы восходим снизу вверх, по единой лестнице, то медленно, то быстро.

2) Представление о том, что «высшее», а что низость – имманентно[5] присуще человеческой цивилизации, и если его попытаться заменить – то всей цивилизации конец.

3) Наше восхождение – сложное, драматическое, мы часто падаем с достигнутой ступени или застреваем на ней в состоянии «застоя».

4) Высшие идеалы человечества расходятся с зоологическими инстинктами в нём, с демонической тьмой подсознания, похотей и звериных инстинктов.

5) Поэтому успехи, особенно быстрые, скоростные в деле прогресса – сопровождаются «цивилизационной аллергией» в человеческом существе, острым недовольством внутреннего зверя, который чувствует, что цивилизация запирает его в клетку.

+++

Высший идеал цивилизации потому и не воплотился немедленно, как только был поставлен – что реальность ему не соответствует. Для того, чтобы человек ощутил внутреннюю потребность в преодолении социального зла – нужно, чтобы он осуществил «проблематизацию», проще говоря, принял зло, как проблему, которую необходимо решить.

Мы ничего не сможем выправить – пока не видим кривизны. Вначале нужно озаботиться кривизной – и только после этого возможно исправление.

Очевидно, что люди развиваются с разной скоростью. При единых (от Адама и Евы) начальных данных организма, один уже в Космосе, а другой всё ещё в каменном веке.

Менее очевидно обывателям (а зря!), что люди с разным уровнем развития – имеют разные потребности.

Чем выше уровень развития – тем яснее выступает приоритет Истины. Чем ниже – тем очевиднее приоритет Простоты. Для примитивного существа «чем проще – тем лучше», для животного простота и есть истина.

Отсутствие мучений у существа недоразвитого порождает застой, «засыпание», а мучения, преследования, давление – бегство вниз по лестнице цивилизации. Всякий, кто наблюдал естественное движение воды – знает, что естественно стремление вниз, а не наверх. Чтобы вода пошла наверх – нужны насосы, искусственные системы, нужна предварительная сложность, невыносимая для примата.

Для иллюстрации: «перестройка» в СССР и майданные процессы, которые «откручивают историю назад», от социализма к капитализму, от капитализма к феодализму и рабовладению. И, по всей очевидности, до «каменного века» в «диком поле», которое выступает идеалом либеральных движений.

Если у человека отсутствуют сложные потребности – то он и не поддерживает условий для их осуществления. Ну, зачем, скажите, мне отрывать от себя рубль, и поддерживать книгоиздание, например, если я неграмотен, и не вижу в своей неграмотности проблемы?!

Цивилизация – очень затратна и энергетически ёмкая. Она требует от человека и финансовых затрат, и личного беспокойства, личного участия. А если человек примитивен, если он не понимает ценности итогов этих нелёгких и утомительных затрат – то проявляется «аллергия на цивилизацию», раздражение её «нудностью» и «придирчивостью».

Чтобы искать – нужно знать, чего ищешь и желать его найти.

Примитивный человек сворачивает поиски – потому что утратил и представление о цели, и желание её обрести.

Если механизм выпускает по итогам работы продукт, смысла в котором вы не понимаете – то механизм раздражает вас своим грохотом и выхлопами, раздражает расходами на топливо из вашего кармана, раздражает угрозами травмировать вас. Для примитивного человека цивилизация есть нечто шумное, экологически-вредное, принудительное, опасное и вымогательское.

А потому примитивный человек первым делом от неё избавляется – как только получает такой шанс.

И переходит к экологически-чистому людоедству, к каменным топорам ближнего боя (майданы – это бои дубинами в прямом смысле слова!), ликвидирует институты грамоты и брака, образование и моногамию, свергает власть Разума, как таковую, отдаваясь власти чувственности, сиюминутных и прямых физиологических ощущений.

+++

Кратко итожа вышесказанное: общество не соответствует идеалу цивилизации, потому что оно соответствует текущему уровню умственного развития своих широких масс.

Народная мудрость гласит, что в определённом состоянии человека нельзя заставлять молиться Богу, потому что в этом состоянии он себе лоб расшибёт.

То есть даже проявляя усердие в деле прогресса – недоразвитый человек может сделать что-то прямо противоположное нужному. Чаще же никакого усердия он не проявляет, а просто не понимает, совершенно искренне, «зачем всё это нужно?». Зачем люди усложняют себе жизнь, и едут строить БАМ, идут на лыжах с Амудсеном на Южный Полюс – когда можно лежать на диване и пить пиво?

Аберрация субъективности состоит в том, что дурак внутренне видит дурака не в себе, а в собственной противоположности.

Он рассуждает: «что мне не нужно – то глупо». А мало ли чего ему лично может показаться не нужным?! И вот все, кто занимаются этим, ему представляющимся ненужным, делом – воспринимаются им, как безумцы или придурки.

Значит: нет должного уровня – невозможен и подъём на высшую ступень!

+++

Никакая материально-бытовая среда, и никакие общественные отношения не могут быть хороши или плохи сами по себе.

Они хороши или плохи, во-первых, для кого-то, и, во-вторых, для чего-то (если речь идёт о деле). Так, например, советский образ жизни очень хорош для астронома, и очень плох для содомита. И потому увлечь содомитов советским образом жизни – это или невозможно, или жестокий обман.

Разумеется содомиту (или каннибалу, или садисту) свои наклонности гораздо легче и удобнее реализовывать в глухоте рыночных отношений, его уровню потребностей куда больше соответствует рыночное общество, нежели советское.

Нужное нам общество, востребованное нами общество – выводится из наших потребностей. А наши потребности меняют приоритеты в зависимости от уровня умственного и духовного развития.

Развитие мышление имеет следствием общественный прогресс. Суть его в техническом обеспечении нужд и потребностей изначального идеала Добродетели.

Но поезда ходят в обе стороны:

Деградация мышления имеет следствием общественный регресс, вплоть до полной первобытности.

Нырнуть в прорубь для нетренированного человека – смерть, а для пловца-«моржа» здоровье и удовольствие. Нелепо рассуждать – хорошо или плохо купание в проруби само по себе. Купание в проруби зависит от степени закалки организма купальщика.

И материальное производство, и политические отношения, как нечто нематериальное, но «витающее в воздухе» — и хороши и плохи только «для…». Любой организм, оказавшийся в соответствующей ему среде – доволен, а в несоответствующей ему среде – как рыба на суше.

Потому мы и говорим, что и производственные, и политические вопросы – вторичны по отношению к психическому настрою людей, т.н. «психофону» наличного им общества. И когда мы говорим о прогрессивности городского уклада над тем, что Маркс называл «идиотизмом деревенской жизни», мы говорим об этом с позиции горожанина, прежде всего, психически, умственно созревшего для городской жизни.

А если человек не созрел – то ему там будет плохо. Разговоры о «прогрессивности урбанистики» он примет за издевательство, как насилие над его личностью, и озлобится, станет агрессивным.

Каждый психофон «успокаивается» на соответствующем ему типе производственных и общественных отношений.

У материального мира не получится быть «прогрессивнее» психофона своих жителей, если большинство из них – недоумки, то они так или иначе добьются сворачивания сложных (на их уровне непостижимо-заумных) форм производительной и социальной практики.

+++

Как соотнести это с цивилизацией? Любые низко-производительные и маразматические формы организации, какими бы примитивными они ни были на взгляд отличника советской школы – никого не «напрягают» и никому не тесны, пока внутренний мир людей им соответствует.

Живуч ведь не только капитализм, с его очевидными чертами зоологической иррациональности и его склонностью идти на поводу у низших, животных инстинктов своего населения. Живучи и феодальные, и рабовладельческие формы, которые устойчиво воспроизводили себя тысячелетиями, несмотря на множество случаев «сбросить их иго»[6].

А уж примитивнейшая из форм либеральных свобод и общинной демократии вообще правила бал чуть ли не миллионы лет, в рамках первобытно-общинных отношений, воплощавших все либеральные мечты наших дней[7]. Правда, в шкурах и с каменными топорами, в безбрежном океане зоологического насилия – ну так и мы теперь от всего этого уже недалеко!

Всякий раз живучесть маразматической системы связана с маразмом её обитателей. Дело в том, что мир вокруг нас составлен из двух частей: то, что возникло (и продолжает возникать) само, без нас, естественным порядком, и то, что создано силой разума.

Пока разума нет совсем – существуют только ситуации-«самоходы». И без разума растут яблоки на дикой яблоньке, и без разума мечет рыба икру, порождая новых рыб, и т.п. Это стартовая точка: мир, в котором процессы-«самоходы» составляют 100%.

Но с появлением разума к этому первобытному естеству начинает примешиваться и «антропогенный ландшафт». Уже не всё в жизни общества происходит само собой! Кое-что (сперва очень мало) – люди придумали, запланировали, превратили в проект – и воплотили искусственно, поправ естественный ход событий.

Цивилизация – это вытеснение слепых стихий окружающей нас среды поделками разума. Вначале на 1%, потом на 5%, и так далее. Развитие человеческого ума меняет естественную среду под человека, подчиняет жизнь его планированию.

+++

Как это выглядит на практике? Разум сперва осмысляет, а потом проговаривает, рационализирует в речи свои преобразовательные желания. Рационализация – это обсуждение проблемы средствами разума, которое включает в себя:

1) Обнаружение проблемы (проблематизирование той темы, которую раньше все бездумно принимали, как обыденную неизбежность).

2) Согласие с тем, что это проблема.

3) Поиск средств для решения того, что все согласились исправить.

4) Применение этих средств, зачастую вопреки прямым инстинктам (способность терпеть неудобное, неприятное, болезненное – ради достижения задуманной цели).

5) Появление новой реальности с новыми очевидностями в ней, искусственными для исходной реальности.

У истоков цивилизации – становление абстрактного мышления, способности человека обобщать впечатления, из отражений внешнего мира делать общие идеи, принципы, раскрывая тем самым законы природы.

+++

Но тут один подвох: «новая очевидность» разумного человека совсем не очевидна для неразумного, отсталого, недоразвитого. Ведь он не проделал в своём уме всех вышеперечисленных операций: не осуществлял отсев негодных инструментов, и даже самой цели не поставил, проблемы не обнаружил.

В рамках проблематизации явления и поисков средств решения существует очень много промежуточных стадий умственной работы:

Зачем нужно «А»? Потому что без него не будет «Б». Но и «Б» нужно не само по себе, а чтобы обеспечить работу «С». И так много-много промежуточных средств и операций, которые связывают «А» с конечной целью.

Если человек эту умственную работу внутри себя не проделал, то ему совершенно непонятно, зачем нужно «оторванное от жизни», «искусственное и уродливое» «А». Если мы не понимаем механизма в целом, то никак не сможем понять ценность и назначение его детали.

Потому очевидное для развитого человека – для умственно-отсталого кажется нелепым, ненужным, излишним, безобразным, и очень раздражает – когда навязывают.

Ибо индивидуальное сознание отсталого человека не прошло того пути, который проделан Коллективным Разумом человечества. В рамках науки путь к решению проблемы уже давно закончен, разжёван и стал прописной истиной, а в рамках индивидуального ума особи – он ещё даже и не начинался.

+++

Альтернатива рационализированию в рамках обдумывания и обсуждения в рамках абстрактного мышления (научной дискуссии) – сброс системы до первоначальных настроек. Очень сложный аналитический механизм не является врождённым. Это – лежащее в основе правильной педагогики искусство:

-корректно ставить условие задачи

-корректно формулировать вопросы о непонятном для тебя лично

-рационально принимать ответы, способность конвертировать чужой опыт в собственную мысль, делать достояние коллективного разума – достоянием собственного.

Возникает образ очкарика, который постоянно загружен мыслями, постоянно спрашивает и переспрашивает, постоянно в поиске ответов, не отвергает сложных, непонятных конструкций, а наоборот, возится с ними и т.п. Образ, который очень раздражает примитивных людей.

Но если отсталый и недоразвитый ум не в состоянии рационально обсуждать проблему – он решает её иррационально. То есть – с помощью зоологического инстинкта. Это и называется «сбросить систему до первоначальных настроек».

При деградации человека происходит не только утрата инструментов решения проблем (закрытие ранее сделанных открытий) но и сама проблематизация. Ведь если не видеть в проблеме проблему – то она уже как бы и не проблема!

Если мы не будем злиться на какое-то явление – то оно, вроде как, и не зло вовсе. А так, естественный спутник нашей жизни. Первобытный человек, конечно, не хотел бы, чтобы лично его съели, но он не в состоянии видеть проблему в людоедстве как таковом. Он не может обобщить в уме задачу так, чтобы поставить вопрос о ликвидации людоедства в масштабах всего человечества.

-А если вдруг я буду голоден, а другой пищи нет – тогда как?! Мясу убитого врага пропадать?! Да это ж безхозяйственность!

Если теряется проблематизация – то инструменты решения, отсеянные из великого множества вариантов опытом веков и учёными занятиями множества умнейших людей – стали не нужны. А раз они не нужны – они и забываются.

И в этом случае, даже если велосипед опять изобретут – он будет уже изобретаться «по новой». Как бы с ноля.

+++

Психически примитивное, умственно-неразвитое общество не может воспроизводить сложных форм общественных отношений. Оно просто не понимает (потому что система промежуточных выводов рационализации выпала из голов) – что доброго в добром, и что плохого в плохом? Не понимая – злится: попытки образумить воспринимает как насилие, «вы на меня давите», какие-то химеры навязываете!»

Почему химеры? Потому что непонятно, зачем они нужны! Вообразите, что первокласснику подсунули учебник по высшей математике. Для него это дурацкая, бессмысленная книжка, тексты сказок непонятны, иллюстрации уродливые, значки на страницах не поддаются расшифровке! Кажется, что этот учебник – хулиганство в типографии, где злодеи специально рассыпали шрифт, а потом приложили бумагу к случайной куче литер!

Но ведь именно так воспринимает социальный дилетант, например, марксизм с его толстенными «гроссбухами», понять которые даже в самых общих чертах неподготовленный человек не в силах.

Маркс (взятый нами как пример) или Эйнштейн, или Менделеев – являются ЗВЕНОМ Коллективного Разума человечества. Ни один из них без предварительных звеньев непостижим, потому что они пришли на обсуждение, до них уже длившееся много веков. И начали говорить не с нуля, а с того, про что думали, что «любому образованному человеку это уже известно».

Может ли отставание индивидуального ума от коллективного разума человечества быть глобальной проблемой? Казалось бы, нет! Индивидуальный ум внутри человека, глупого или сумасшедшего, а коллективный разум науки идёт своим путём, прямой дорогой.

Если дурак или психопат одинок – то это не проблема ни для кого, кроме него самого. Но если их – в рамках социопатологии – появляется очень много, то их индивидуальное отставание в развитии становится уже проблемой всего человечества.

Тогда «главная дорога» и «обочина» меняются местами: типовой идиотизм социопатов становится главной дорогой, а вся колесница многовековой культуры опрокидывается на обочину. Если общество потеряло возможность усваивать, воспринимать, адаптировать под себя идеи умных, развитых, передовых людей – то эти люди оказываются в положении маргиналов, «городских сумасшедших».

Глупость из стыдливой становится агрессивной и самоуверенной: она опирается на массы социопатов и чувствует за своими «изначальными настройками», полученными в дар от дикой природы – силу.

Нельзя без подготовки понять Маркса, Эйнштейна или Менделеева; но стриптизёршу понять способен любой, без всякой подготовки, не нужно никаких учебников, чтобы физически здоровый мужчина почувствовал влечение к обнажённой женщине.

Так происходит отталкивание от книжников – к блудницам и блудникам, включая и полоумных носителей блудомыслия…

+++

Для того, чтобы не стать «выкидышем» своей эпохи – узкий круг развитых и одарённых людей, эмбрион великого будущего человечества, вынужден (да и должен!) соответствовать существующим стандартам адаптации. Он должен говорить и действовать так, чтобы «имели вместить» — иначе речи ваши покажутся тупым современникам бессмысленным мычанием.

Не обязательно принимать психофон – чтобы его понимать. Нужно просто видеть зависимость материального производства и общественных отношений от познавательных возможностей большинства твоих современников.

Паровая машина появилась в XIX веке не потому, что её не могли изобрести в античности. Более того, её там и изобрели впервые – но потом поломали и забыли на много веков, а в массовое использование она тогда, в античности, так и не шагнула. Общество с интенсивным развитием науки, техники и реального народовластия можно создать в любом веке – если для этого есть подходящий человеческий материал. И ни в каком – если люди не готовы «вместить».

И развитие и деградация общества с производством, производительных сил и производственных отношений – вторичное следствие человеческих желаний и настроя. Когда много людей фанатично накалены жаждой социализма – то он будет, средства его построить найдутся. А ели его никто не хочет – то его и не будет, даже если он в готовом виде имеется.

Моё поколение (школьники 80-х) кажется мне «бабушками с айфоном в руках». У этой техники огромное множество функций, возможностей, сверх-способностей, но о большинстве из них бабушка даже и не подозревает. Она злится, что не может найти привычных кнопок или диска на телефонном аппарате…

Бабушке нужен её телефон, «бабушкофон», а не этот, навороченный. Социализм, который мы имели – содержал в себе тоже неимоверное количество удивительных и замечательных функций развития личности, личностного роста, жизненных возможностей и благ. Но беда в том, что мы, как отсталые «бабушки» — не могли их тогда понять, и упорно искали привычные кнопки. Большинство возможностей невероятно-передового общественного уклада не стали для нас осознанной необходимостью, по причине незнания и непонимания.

И когда нам всучили «телефон», на порядок примитивнее 80-х – вместо чувства утраты Космоса и светлого будущего многие почувствовали… облегчение!

— О, палка, зуботычина, хозяин-зверь, жизнь как у животных, простой и односложный язык дебилов! Всё привычное, родное, знакомое, за миллионы лет отлакированное до блеска!

+++

Это очень важный момент, который должны, наконец, понять марксисты: невозможно построить развитое общество посреди неразвитых людей. А психическое строение человека – очень сложное, и начинается оно с фундамента всех умозаключений, догматического ядра личности, отвечающее за чёткость разделения добра от зла, за веру в существование Единой Истины (объективной реальности).

Догматическое ядро стабилизирует личность: зная добро – ты становишься отзывчивым к поиску средств его достижения. Веря в Единство Истины – начинаешь её искать и слушаешь других, кто её тоже ищет, одну на всех.

При повреждении фундамента личности – посыплются и все верхние этажи, промежуточные между верой и преображённым бытием цепочки умозаключений. Вы сказали, что Бога нет – а врач «почему-то» из лекаря стал шарлатаном и мошенником. А военный из героя – «почему-то» драпуном и мародёром. А рабочий из труженика – «почему-то» несуном и горлопаном. А полицейский и судья «почему-то» стали бандитами…

Разрушив, разорвав единство той цепочки восходящих умозаключений, которая, по сути, и есть наша цивилизация – мы сбрасываем человека к первоначальным, доисторическим настройкам психики. А потом ещё и удивляемся, откуда взамен людей взялась вся эта мразь, все эти гунны и печенеги?!

————————————————————————————

[1] Voluntas (лат.) – «воля», отсюда и термин «волюнтаризм».

[2] Евангелие от Матфея, 5:17.

[3] Ленин В.И. «Задачи союзов молодёжи».

[4] Пс.1:1

[5] ИММАНЕНТНЫЙ (лат. — пребывающий в чем-либо), термин для обозначения того, что находится в самом предмете или понятии. Когда мы говорим о цивилизации, то её представления о Добре и зле нерушимы, неизменны, и при попытке их поменять цивилизация будет разрушена до основания.

[6] Например, крестьянские войны в Средние Века ПОБЕЖДАЛИ в Китае и в Норвегии. В Китае тамошние «Пугачёвы», победив, основывали новые императорские династии. В Норвегии, благодаря победе крестьянства над феодалами, практически не было эпохи крепостного права.

[7] Отсутствие государства, административных барьеров, репрессивного аппарата, налогов, полная свобода предпринимательской деятельности, предельная свобода религии, прямая демократия в племени, ежевечерне обсуждающего свои дела у костра, и т.п.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора