Про смартфоны, информацию и общество

anlazz 6.06.2021 13:07 | Альтернативное мнение 57

У Розова прочитал, что: «…молодые люди начинают придерживаться образа жизни без смартфонов, что, по их словам, улучшает их самочувствие…»  В том смысле, что некоторые пользователи сознательно убирают из своей жизни пресловутые «гаджеты» для того, чтобы снизить давление «информационной среды». Интересно тут то, что это стремление затронуло молодежь – поскольку ранее подобные решения практиковали, в основном, представители среднего поколения. (Речь идет именно о сознательном отказе от смартфонов – а не о сложности с его освоением, которые наблюдаются, например, у пожилых людей.) Причем – ранее это делали, скорее представители высших слоев общества: бизнесмены, политические деятели.

Теперь же понимание того, что наличие «постоянного доступа к информации» является не только – и не столько – благом, начинает доходить и до молодых. Впрочем, тут сразу же стоит сказать, что не следует считать данное стремление к «обессмартфониванию» массовым: на самом деле тут речь идет о ничтожном количестве примеров на фоне огромной «информационной волны», захватывающей мир. Однако даже в подобном виде подобная практика позволяет дать ряд ответов на очень важные вопросы. Например, на вопрос о том, является ли нарастающая «информационная нагрузка на психику» нормальной? Поскольку до недавнего времени считалось, что стрессовые ситуации от этой нагрузки характерны для людей, которые вошли в «информационную эру» в зрелом возрасте. Молодежь же, буквально с горшка видящая смартфон, от этого свободна. Разумеется, оказалось, что это – неправда, и что даже выросшие «на гаджетах» люди испытывают улучшение своего психического состояния при отказе от подобных устройств.

То есть, информационная перегрузка, в любом случае, есть деструктивное явление – и в этом плане пресловутые «консерваторы», ратующие за «бессмартфонное», и безинтернетное существование, оказываются правыми. Однако при этом – как и обычно происходит с людьми с правым мышлением – они (эти консерваторы) банально переворачивают ситуацию. В том смысле, что считают, будто использование смартфонов и сидение в социальных сетях проистекают исключительно из-за «порочности» людей, которые это делают. (Собственно, это для правых универсальный ответ на все этические вопросы: все, что человек делает деструктивного – начиная от банального алкоголизма и заканчивая той же «информоманией» — есть следствие его порочных устремлений. И хорошо еще, если не наследственных…) Тогда, как на самом деле…

Тогда, как на самом деле современная «смартфонизация» — и шире, «информизация» — есть следствие совершенно объективных социальных процессов. Вытекающих напрямую из социально-экономического устройства общества. (Об этом я уже неоднократно, кстати, писал – но кратко напишу еще.) В том смысле, что в условиях массовой конкуренции вопрос коммуникации между субъектами усложняется колоссально: дело в том, что помимо определенного количества действительно необходимой для функционирования социума информации тут вбрасывается огромное количество информации ложной. (Необходимой для убеждения конкурентов действовать себе во зло.) Причем понятно, что конкуренты этой ситуацией не удовлетворяются – и, во-первых, начинают генерировать ту же ложь. А, во-вторых, стараются найти, все же, истину – поскольку еще сохраняется понимание того, что это надо делать.

Правда, этот поиск истины обыкновенно осуществляется через попытку «усреднения» получаемой информации. (Поскольку эта стратегия крайне стара и очень хорошо разработана за века  использования.) Однако в условиях эскалации лжи она не просто дает сбои – но просто перестает работать. (Если вокруг есть только ложные источники, то вычленить из них что-то реальное не получится – даже если количество этих источников велико.) Поэтому происходит банальное наращивание величины информационного обмена. В том смысле, что человек старается поглотить больше «знаний», а те, кто желает его использовать – стараются «скормить» ему как можно больше лжи. Отсюда проистекает и та самая «инфомания» — убежденность в том, что надо больше информации, причем, желательно, «актуальной». (Т.е., «свежей» и происходящей «из первых рук».)

Причем, надо сказать, что это состояние охватывает буквально все – включая личную жизнь. Переписка, звонки, контакты, разного рода аккаунты в соцсетях – все это становится отчаянной попыткой «обрести реальность». Недаром самые упертые «инфоманы», сидящие целыми днями в соцсетях и мессенджерах, убеждены, что таким образом они «выходят из диктатуры телевизора». (Звучит это, конечно, забавно – наподобие «лечения наркомании алкоголизмом» — но, в целом, данная тенденция совершенно понятна.) Надо ли говорить  о том, что в действительности данная технология не работает – скорее наоборот, эти самые упертые «инфоманы» просто теряют связь с реальностью. (См. историю с т.н. «российской оппозицией».)

Однако только этим последствия массовой конкуренции не ограничиваются. В том смысле, что данный процесс превращает всю человеческую жизнь в непрерывно кипящий «информационный суп», в котором нет ничего стабильного. Что делает, например, ту же навигацию «без навигатора» практически невозможной: это раньше люди годами и десятилетиями перемещались по одним и тем же маршрутам, выучивая их наизусть. А если эти маршруты менялись, то их можно было прокладывать по табличкам, картам и расспросам местных жителей. Теперь подобное положение невозможно: и потому, что адреса организаций и граждан постоянно меняются. И потому, что в текущем «инфохаосе» спрашивать встречных о чем-то невозможно. И потому, что огромное количество перемещений делают подобный способ получения информации слишком затратным.

А ведь есть еще множество причин, которые буквальным образом принуждают человек к смартфону. Начиная от желания начальства всегда иметь связь с работником: сейчас уже никого не удивляет, когда последним звонят на выходных или в отпуске – причем, потому, что необходимо решить крайне важную для бизнеса задачу. (Т.е., с организацией производственных процессов сейчас просто катастрофа – но это уже иная тема.) И заканчивая чуть ли не прямым указанием государственных властей на необходимость приобретения подобного устройства. (Что наблюдалось, например, во время недавней ковидоизоляции — когда без смартфона получить право на выход из дома было очень сложно.)

Впрочем, этих причин очень много, и поэтому подробно рассматривать их тут нет смысла. Поэтому единственное, что можно сказать – так это то, что в подобной ситуации идея о том, что человек погружается в «информусор» исключительно по причине своей «порочности», выглядит верхом цинизма. Впрочем, правые в глубине души своей всегда циники – даже если изображают романтиков высшей пробы. (Если правый не циник – то он, скорее всего, идиот.) И они прекрасно понимают, что нынешний «инфобум» в действительности если кому и нужен – так это тем, кто находится наверху, кто получает все преимущества из-за указанной «извечной грызни» конкурентов между собой. И что в действительности все «блага массовой смартфонизации» — это, в самом лучшем случае, «костыль» для существования в условиях бурлящего «инфосупа». А в худшем – фантом, которым человек пытается разрешить свои очевидные проблемы в плане создания адекватной картины мира. (Но, разумеется, не разрешает – на то он и фантом.)

Поэтому нетрудно догадаться, отчего что все заявления о том, что «без гаджетов душевное здоровье будет лучше», как правило, остаются без внимания. Даже в том случае, если «душевное здоровье» реально улучшается от снижения информационной нагрузки. Поскольку в действительности освобождения от «диктата информации» оказывается доступным только некоторому высшему слою общества. Который может позволить себе «не быть онлайн» 24 часа в сутки. (Вроде того же Путина или Билла Гейтса.) А так же их детей, учащихся в особых школах с хорошими учителями. Все же остальные при текущем устройстве общества буквальным образом обречены «пялиться в экран» и на работе, и на отдыхе, и во время перемещения между этими местами. Поскольку альтернатив для них нет. (И если еще студент или школьник может позволить себе выбросить свой смартфон на какое-то время, то работающий и семейный гражданин подобной роскоши уже не имеет.)

P.S. Ну, а в разумно устроенном обществе, ИМХО, роль нынешних «гаджетов» будет много ниже, нежели сейчас. Причем, это касается не только смартфонов с планшетами, но и сотовых телефонов как таковых. (Разумеется, полностью «мобильные информационные устройства» не исчезнут – однако массовыми, однозначно, не будут.) Но это, понятное дело, тема уже совершенно иного разговора.

P.P.S. И вообще, «тема смартфонов» очень похожа на «тему автомобилей». В том смысле, что и то, и другое обычно трактуется «правыми», как «достижение цивилизации». И при этом они же (правые) любят говорить о том, какое это «зло», и как оно вредит и людям, и природе. Скрывая при том основной фактор, делающий технологию, полезную по умолчанию, вредной. (Наверное, не надо говорить, что этим фактором является конкурентное устройство общества.)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора