Путь культуры и тупик либерализма

Александр Леонидов 25.06.2021 17:33 | Общество 69

Есть жизнь разумная, и жизнь неразумная. В основе разумной жизни лежит принцип определённости. Определённость помогает не только ясно поставить цель, но и добиться её воплощения. Почему? Да потому что нельзя получить желаемое, если не знаешь, чего желаешь! Если ты не сформулировал своего желания в объективных, проверяемых, однозначных метрических единицах – то оно не может быть реализовано. Потому что вообще неизвестно – что считать его реализацией? Если поставлена цель каждому гражданину предоставить полнометражную квартиру – то эта цель, хоть и очень трудная, но в принципе реализуемая. Движение к этой цели можно проверить (и объективно!) на каждом этапе.

Просто берёшь рулетку и замеряешь: сколько уже есть, и сколько ещё осталось. Если темпы замедлились — это сразу же видно. И заставляет искать разумного выхода. Но если у тебя, как у либералов, цель – «достичь свободы» — то никакой рулеткой движение к этой цели не измеришь. Темпов не определишь: ускорилось ли движение или замедлилось? Про любое состояние общества всякий может заявить, что «это и есть свобода». Как и наоборот: что это «несвобода».

Самое худшее, что есть в западной идеологии, сломавшей очень проблемный и весьма несовершенный советский проект – полное отсутствие проектирования. Цели поставлены так нелепо, что ни движения к ним, ни их воплощения измерить попросту невозможно!

Куда мы идём? К «честным выборам и честным судам»? Тот, кто победил на выборах или в суде, скажет, что они честные. Кто проиграл – скажет, что нечестные. Но дело не только в этом! Инструмент превращён в самоцель, «честные выборы» предлагаются не для какого-то итогового результата, а просто ради самих себя. Это как если бы трактор существовал не для повышения урожайности, а для экономии (или наоборот, растраты) топлива! Кстати сказать, либеральная финансовая система – как раз и есть такой трактор: её задача «снижать издержки» и «экономить деньги», «сдерживать инфляцию» без оглядки на результаты экономии. Это трактор, который лучших результатов добьётся, если его вообще не заводить, потому что тогда будет 100% экономии ГСМ!

Если в основе разумной жизни лежит принцип определённости, то в основе неразумной — принцип неопределённости. Очень роковым образом эта неопределённость смыкается с понятием «свободы» в либеральной идеологии. Есть угроза, уже во многом состоявшаяся, что в погоне за «свободой» заряженная либерализмом толпа потеряет всякую разумность, всякую рациональность, исчислимость и определённость.

В идеале демократии нет цели реализовать какой-либо определённый проект, тот или иной. В нём цель – обеспечить и настойчиво внедрить чехарду проектов, их постоянную сменяемость, когда партия, выкопавшая яму, сменяется партией, яму закапывающей, и наоборот. Сколько бы циклов эти партии не сменяли друг друга – итог их бурной деятельности будет нулевым. В сотый раз будет закопана та яма, которая перед этим была сто раз откопана.

Это и есть принцип неопределённости, у которого цель – отсутствие целей. Чего мы хотим? Мы хотим ничего не хотеть! Мы не видим образа будущего ни через пятилетку, ни через десять, ни через пятьдесят лет. У либерального общества нет никакой науки о будущем, кроме слабоумно-восторженного «всё будет хорошо» или мрачно-депрессивного «всё погибло».

Что «всё»? Каким образом оно станет «хорошо»? И что считать за «хорошее» — в метрах, граммах, амперах и т.п.?

Если я иду в Омск – у моего пути есть и протяжённости и финал. Но если я иду в никуда – то у моей дороги нет ни расстояний, ни финиша. В ней нет ошибок, нет механизма вычисления ошибочности хода – потому что идти в никуда можно и по прямой, и по кругу, и зигзагом, никакой разницы.

Если мы захотели свободы, не оговорив, что «безумие не считается за свободу» — то именно безумие в итоге и станет нашей «свободой»!

+++

Если цель определена – мы можем к ней двигаться, упорно преодолевая все преграды. Но если цель не определена – то к ней не получится двигаться упорно. И преодолевая преграды. И вообще двигаться к ней – поскольку, в силу неопределённости, мы не знаем, в какую сторону нам к ней идти.

В мышлении либерала происходит обратный процесс: осознанные ранее человечеством опосредованные стадии, промежуточные шаги к цели выпадают из мышления.

Яблоки существуют сами по себе. Они не связаны ни с яблоней, ни с количеством яблонь, ни с необходимыми процедурами культивирования яблоневых садов, ни со сроками, в которые яблоня растёт – прежде, чем начнёт плодоносить.

Конечное благо воспринимается не как закономерный итог установленной науки цепочки действий, обоснованно и предсказуемо приводящих к цели. Оно воспринимается само по себе, без промежуточных и опосредованных операций.

Материальное изобилие и правовая защищённость в мышлении либерала должны возникнуть моментально, сами по себе и из ниоткуда. Их кто-то сделает непонятным либералу способом, а потом предоставит их либералу в готовом виде, по неизвестной причине.

Желание кушать яблоки у либерала считается достаточной причиной появления яблок. Либерал очень много рассуждает, как он хотел бы жить, и как бы он не хотел бы жить, путая своё субъективное желание с объективным источником благ.

Например, в либеральной мифологии «бизнес» или «инвестор» обладают магической способностью производить материальные блага. Магической мы называем эту способность потому, что она – необъяснима, непостижима уму. Это есть некая магия, которую нельзя изучить и повторить – например, на государственных предприятиях.

Если бы речь шла о каком-то материальном, технологическом процессе – то его можно было бы:

1) Изучить, понять.

2) Внедрить у себя и произвести.

Но речь идёт именно о магии, которая не просто неизвестна, но и принципиально непостижима разумом. А потому невозможно заменить инвестора самими собой, скопировав его действия и повторив их.

Это волшебство, доступное только бизнесу, только в случае прихода инвестора. Понять и повторить его обычные люди не могут.

Поэтому глупо пытаться самим обустроить собственную жизнь. Надобно зазывать, закликать к себе бизнес и инвесторов – и они…

…Но почему они должны делиться тем, что волшебным образом сами для себя производят? Почему майдаун убеждён, что они будут производить эту магию изобилия для него, а не только для самих себя?

Процесс ему непонятен, непостижим – результат же лаком и желаем. Лакомство делают одни люди – а лакомятся им другие.

+++

Если мы понимаем, что определённый результат – это итог определённой последовательности необходимых промежуточных действий, в которых нельзя менять ни слагаемые, ни порядок их сложения – мы можем построить разумную экономику.

Для нас такие обобщённые понятия как «изобилие», «благополучие» — сумма вполне конкретных и определённых вещей, каждая из которых содержит жёсткую, научно выверенную технологию производства или добычи.

Анализ помогает нам понять составные элементы всякого блага, понять, сколько их нужно, чтобы благо сложилось, и откуда они берутся, чтобы из них благо сложить.

+++

Так повар готовит блюдо. Он понимает, какие продукты ему нужны для приготовления этого блюда. Понимает, где их можно взять. Понимает, как их сложить, и сколько держать на огне, и где огонь.

Либерал ничего этого не понимает, у него в голове умещаются только два образа: готового блюда и собственного желания его вкушать.

Либерал (что очень ярко ежедневно он и демонстрирует) – потребитель, который не видит никакой трагедии в падении производства, равно как и не понимает, зачем вообще нужно производство. Его не волнует, если закрываются заводы – потому что заводы он кушать не хочет, а то, чего он хочет кушать – как завод не выглядит.

В магической, по сути, первобытной структуре мышления либерала есть общая магия – например, всемогущего доллара, который по волшебству превращается во что угодно, и разного рода личные магические приёмы, призванные дать соприкоснуться с этой общей магией. В наши годы непонимание связи потребления с производством, получки с полезностью, у либералов приобрёл уже патологический, близкий к клиническим формам невменяемости, характер.

Полностью потерян образ человека, извлекающего блага из той территории, на которой он живёт. Потеряно понимание взаимной полезности обмена благами – что нужно не только получать импорт, но и обеспечивать его каким-то собственным экспортом.

Вместо этого – детские представления о волшебном импорте, который самовозникает по волшебству, самодоставляется по волшебству, даёт либералам всё, и ничего от них взамен не требует.

Таковы представления дикарей о дожде. Ты не можешь сам организовать дождь (до технологий искусственного полива они ещё не доросли), дождь приходит сам, когда захочет, ничего от тебя не требует – да и нет у тебя ничего, что было бы нужно дождю.

Инвесторы и бизнес воспринимаются либералами так же, как дикари воспринимали «бога дождя». Соответственно, и вся коммуникация с «богом дождя» — шаманская. Его нельзя понять, но нужно верить, он добрый, но карает неугодных, его можно призвать с помощью бубна, ритуальных плясок, майданных скаканий, и т.п.

+++

Человеческая цивилизация развивалась, выводя от нужного ей итога всё более и более длинную цепь понятых ею причин. Формируя всё более и более длинные цепочки действий, в которых между началом действий и желанным итогом – всё больше и больше промежуточных шагов. Так человек научился всему, начиная с земледелия и скотоводства! Например, посевные работы нужны не сами по себе, а только как промежуточный шаг к получению урожая в рассчитанной перспективе. Если не понимать этой перспективы, то в посевной увидишь только одно: безумные люди зерно в землю закапывают!

Большинство благ, которые нам нужны (которые мы желали бы иметь) – нельзя получить сразу. Они не падают с неба в готовом виде. Они – итог длиннейшей цепи странных для дикаря действий, которая имеет для тебя смысл только тогда, когда ты понимаешь стратегию перехода, связь промежуточного действия и желанного итога.

Для цивилизации обладание благом и технология его получения, извлечения – слились воедино. Цивилизованный человек посчитает смешным и глупым разговор о желании, не понимающем путей и последовательности своей реализации.

Можно сказать, что между человеком и его желанием лежит постижение необходимых условий, и оно превращается в непреодолимую пропасть, если оно для тебя непостижимо.

Мало знать, чего тебе нужно;

Нужно ещё познать, что для этого нужно.

Чем меньше развит человек умственно, тем меньше звеньев причинно-следственной связи он может удерживать в памяти и понимании.

+++

Слабость аналитического аппарата и оперативной памяти, «теряющей» звенья выводной необходимости – не столько вина социального дегенерата, сколько его беда. Даже если у него вполне нормальные, здоровые желания (что не всегда, но бывает) – у него нет адекватного представления о путях реализации.

В итоге любое желание социального дегенерата оказывается беспочвенным, неосновательным. Оно теряет характер проекта и превращается в каприз. Например, ни материальное изобилие, ни правовая защищённость человека не могут возникнуть из ничего, сами по себе, путём одного лишь «волеизъявления».

Изъявлять свою волю – трагически недостаточно. Человек с сильной волей, прыгнув с крыши, разобьётся точно так же, как человек со слабой волей. Может быть, он изъявлял волю полететь, как птица, а может быть – просто нечаянно сорвался с кровли – результатом станет одинаковый труп на асфальте.

Это не значит, что человек, тем более с сильной волей – не может летать. Летать он может, что наша цивилизация и доказала. Но не путём «волеизъявления» (голосуя за полёт и тех, кто обещает, что он полетит, прыгнув с крыши). А путём создания соответствующей адекватной инфраструктуры: парашюта, дельтаплана, самолёта и т.п.

С точки зрения познания – нет принципиальной разницы между успешными полётами человека и материальным изобилием, правовой защищённостью, иными целями. Всякая цель нуждается не только в том, чтобы быть поставленной, но и в создании инфраструктуры её реализации.

Желание (любое и всякое, какое ни возьми) без понимания подлинных причин желаемого – не может стать ничем, кроме источника увечий и смерти.

Беда «демократических толп» тёмного века пост-советской реальности – не в том, что у них неправильные конечные цели, а в том, что никакого моста адекватности между нынешним своим состоянием и конечной целью, желаемым состоянием они построить не могут.

Оттого у либерально-недоразвитого человека только два пути, которые он тридцать лет уже и демонстрирует:

1) Отчаяние, разуверенность во всём, равнодушный пофигизм

2) Надежда на жуликов, аферистов, пройдох, на тех, кто сулит «волшебные элексиры».

Как это получается на практике?

Объясняю:

Допустим, мне нужно, что бы вы таскали мне каштаны из огня. Каштаны мне – а ожоги вам. Знакомая ситуация? Вам же нужно от жизни счастья. Но путей к этому счастью вы не видите, не в состоянии рассчитать в силу сумрачного состояния сознания.

И тогда я говорю вам, что путь к счастью – это таскать мне каштаны из огня. Чем больше каштанов из огня вы мне притащите – тем больше у вас будет счастья.

В неадекватной картине мира «перестройщика», «демшизы» и «майдауна» он строит своё счастье через получение ожогов.

В адекватной картине мира будет совсем иное: чем больше у меня каштанов, тем больше у вас ожогов, и ничего, кроме ожогов.

Но понять это вы сможете только после того, как сумеете понять объективную реальность и законы мироздания. И никак не раньше. Пока понимание объективное реальности вам недоступно – вас подло используют то одни, то другие мошенники, объявляя ту или иную свою шкурную цель путём к вашему счастью.

Мрачной чередой проходят перед вами все эти Горбачёвы и Ельцины, Ющенки и Порошенки, Зеленские и Тихановские с Гуайдами, и каждый из них начинает с надежд на счастье, а заканчивает, выцыганив у вас то, что ему было нужно, и, говоря современным языком, «кинув». Снова и снова – «обманули дурачка на четыре кулачка».

Невозможно проверить качество лекарства – если не знать хотя бы азов медицины и не помнить опыта практического его применения. Всякий, кто не знает и не помнит – обречён снова и снова «верить на слово», покупаться на красочные рекламные заманухи.

+++

Собственно говоря, это и происходит. Наивные надежды на то, что обострение нужды и бедствий толкнут массы обратно к более прогрессивным формам цивилизованного бытия – увы, несостоятельны.

К социализму может привести (вернуть) только одно: развитие разума, абстрактного мышления, аналитического аппарата. Никакие бедствия масс, никакая их нищета, никакие изуверские практики надругательства над человеческим существом – туда не вернут.

И хуже того: чем хуже живётся оглупевшему человеку – тем более бредовыми становятся его поиски выхода, продиктованные «потолком» его духовной и умственной деградации.

Мы наблюдаем это в параллельных процессах: жизнь объективно становится всё темнее и глуше, страшнее и безобразнее. Но вместе с этим, пытаясь залить пожар керосином, идут в молодёжи (которая ничему толком не училась и контужена зомбирующими психотропами) волны «дальнейшей либерализации».

То есть источник бедствия глупый и тёмный человек склонен не устранять, а умножать, копировать и наращивать. Чем сильнее и острее боль от ожога – тем дальше засовывает руку в пламя социальный дегенерат, и тем активнее сам лезет в огонь.

Ибо интенсивность реагирования на беду, и разумность этого реагирования — очень и очень разные вещи. Муха, попавшая в паутину, очень активно пытается вырваться, и чем активнее бьётся в тенётах, тем больше в них запутывается. Сама конструкция паутины такова, чтобы обеспечить этот эффект!

Разумная реакция связана не с масштабами бедствий, ни с их мучительностью или кошмарностью, а только и исключительно с качеством мышления. Глупого же человека как ни морозь – он всё равно на холод лезет. И чем ему хуже – тем активнее лезет, думая, что тем себя от мук избавит!

+++

И эта трагедия внутренней неадекватности обобранного, изувеченного и расчленяемого современного человека – главная трагедия нашей эпохи. Не в том главная беда, что делают с человеком изверги, а в том, как искажённо и полоумно внутренне воспринимает всё это человек.

И, как ни крути – никакого лекарства, кроме просвещения и религиозного миссионерства тут не придумаешь.

Сделайте человека человеком, умственно и нравственно – и он будет жить по человечески.

Сломайте в человеке ум и дух, сделайте его фанатом Бузовой и Моргенштерна – и он не сможет жить по-человечески, даже если очень сильно этого захочет.

Счастье наркомана в дозе, мазохиста в боли – и никаких связей с нормальными человеческими представлениями о счастье у этого «счастья» нет.

Никакие лозунги и никакие призывы, даже самые разумные и очевидно-правильные, не помогут, если вы обращаетесь к человеку внутренне-ущербному, психически-неадекватному.

Наша задача – собрать распавшегося человека обратно.

Она сложнее всех других задач?

Не спорю…

Но как иначе выйти из падения в бездну?

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора