Риски с содой

Михаил Белый 3.09.2020 15:37 | Регионы 52

Фото: VOGUL/Shutterstock

Глава Башкирии Радий Хабиров 2 сентября заявил, что в истории вокруг шихана Куштау поставлена точка. Своим решением он присвоил горе статус особо охраняемой природной территории (ООПТ) республиканского значения. Однако общественники и местные жители в благополучном исходе противостояния пока не уверены. Защитники шихана настаивают на скорейшем прекращении действия лицензии на разработку Куштау.

Обсуждение судьбы шихана прошло в Общественной палате (ОП), решение о проведении круглого стола было принято после того, как в ОП посыпались обращения от жителей Башкирии – их взволновали новости о планах Башкирской содовой компании (БСК) и Сырьевой компании по разработке участка. Но планы эти были известны давно, а добро на разработку дали региональные власти, которым после скандала пришлось признать это решение ошибочным.

Сами общественники в кулуарных беседах признались: дискуссия состоялась не по «многочисленным письмам трудящихся», а после личного вмешательства в историю президента Владимира Путина, который подключил к ситуации правоохранителей.

Дело следствия

«В вопросе Куштау – точка. И это решение – прежде всего признание и уважение тысячам наших жителей, сказавших своё слово», – написал на своей странице в Facebook глава Башкирии Радий Хабиров. Там же он выложил скан постановления о создании ООПТ республиканского значения.

Тысячи жителей вышли на защиту Куштау. И их голос был услышан.

Тысячи жителей вышли на защиту Куштау. И их голос был услышан.
Фото: Вадим Брайдов/ТАСС

Необходимость создания подобной зоны подтвердила и член общественного движения за сохранение шиханов Карина Горбачёва.

– Это уникальный природный объект всемирного значения, – утверждает она. – До открытой фазы противостояния широкой общественности мало было известно о ценности Куштау. Только тогда история получила резонанс.

Куштау – это гора, расположенная в 18 километрах от Стерлитамака. Она входит в цепь шиханов вместе с Торатау и Юрактау. Четвёртым шиханом в этой гряде был Шахтау, однако на его месте сейчас карьер – от горы ничего не осталось за 70 лет разработки. Такая же участь грозит Куштау. Башкирская содовая компания намеревалась добывать там известняк для производства соды.

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского отделения Greenpeace Михаил Крейндлин указал на то, что в лесопарковых зонах, а также территориях с высокой концентрацией краснокнижных животных и растений подобные работы вести запрещено. Как утверждает эксперт, многомиллиардная сумма ущерба автоматически ставит вопрос о целесообразности всего бизнес-проекта. По его мнению, для защиты шиханов им необходимо придать статус объектов всемирного наследия.

С Крейндлиным согласился советник главы Республики Башкортостан по вопросам использования природных ресурсов и экологической безопасности Расих Хамитов. По его словам, ранее БСК неоднократно предлагали другие варианты месторождений, которые уже были разработаны: «Но они не хотели, говорят, что не подходит». По мнению Хамитова, вопросом правомерности получения лицензии на разработку сегодня должны заняться следователи.

Горячие точки

Однако далеко не все согласны с тем, что в истории Куштау окончательно поставлена точка. Рузина Мухамеджанова, жительница деревни Урняк, находящейся прямо у подножия горы, резонно указывает на тот факт, что лицензия на разработку шихана и разрешение на вырубку леса до сих пор не отменены:

– Надо добиться их отмены, ведь создание ООПТ – это ещё полдела.

Женщина считает, что подводные камни есть и у формулировки, позволяющей вести на горе рекреационную деятельность, – под таковой, в частности, может пониматься строительство турбаз, гостиниц:

– Боюсь, чтобы нам потом не пришлось отбивать Куштау от туристического бизнеса.

История противостояния может так быстро не закончиться, соглашается представитель Социально-экологического союза, почётный работник охраны природы Асхат Каюмов.

– У нас сейчас в разных концах страны то и дело возникают подобные горячие точки. Интересы конкретных бизнес-структур не должны превалировать над интересами жителей. Может быть, нам надо искать тогда других жителей? – возмущается эколог.

«Ненормально, когда бабушки воюют с ОМОНом. Вполне возможно, что вскоре мы получим ещё десяток-другой таких горячих точек».

Асхат Каюмов | представитель Социально-экологического союзаАсхат Каюмов представитель Социально-экологического союза

По его словам, сейчас ситуация складывается таким образом, что природоохранное законодательство правят под конкретные бизнес-интересы.

– С таким же успехом можно получить лицензию, чтобы вывозить ещё щебёнку с территории московского Кремля. Ну а что, давайте! Ну абсурд же! – недоумевает общественник.

«Теорема Куштау»

По мнению экспертов, спасти шиханы от уничтожения может лишь их новый статус. Заслуженный эколог России Всеволод Степаницкий видит три варианта решения проблемы. Согласно первому, Куштау следует придать статус федерального памятника природного значения, согласно второму – создать национальный парк в границах трёх шиханов. Третий вариант предусматривает включение всех шиханов в состав национального парка «Башкирия». Но директор парка Владимир Кузнецов, похоже, не в восторге от такой идеи. «Нам бы у себя порядок навести», – заявил он. Хотя и оговорился: «Мы служащие. Будет решение сверху – будем исполнять».

Точку в деле Башкирской содовой компании ставить ещё рано.

Точку в деле Башкирской содовой компании ставить ещё рано.
Фото: Вадим Брайдов/ТАСС

Есть и другой вариант, рассказал первый заместитель председателя центрального совета Всероссийского общества охраны природы Элмурод Расулмухамедов. По его мнению, можно использовать опыт Кемеровской области, где на месте месторождения сначала был создан экологический кластер, а затем – горнолыжный.

– Непосредственно на горе ничего делать не надо, там много «краснокнижников». Но нужна дорожная карта, чтобы понять, как дальше развивать эту территорию, – объясняет эксперт.

У Куштау есть и другая сторона – экономическая.

По словам башкирского политолога Дмитрия Михайличенко, начавшийся процесс отчуждения БСК приведёт к национализации.

– Очевидно, республика претендует на контрольный пакет акций, однако каковым будет итоговый процент – неясно. Вокруг «наследства» БСК уже началась внутриэлитная борьба. Республиканскую власть в этом процессе проигнорировать не могут, однако есть группы влияния, рассчитывающие получить активы за счёт отчуждения права собственности у частных собственников, дискредитировавших себя офшорной деятельностью, – отметил эксперт.

В этой «теореме Куштау» много неясного – слишком внушительное количество интересантов задействовано в истории. У общественников уже есть предложение, которое можно реализовать хоть сегодня: превратить срытый шихан Шахтау в «памятник экологической безалаберности». Главное, говорят общественники, чтобы таких памятников не становилось больше.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю